Александр Беляков «УВИДЕТЬ СОЛНЦЕ»

Это был самый большой в мире подземный город. Его достраивали уже перед самой ядерной катастрофой. Не все люди получили возможность попасть в него.
Кучка избранных: те, кто имел возможность заплатить, ученая элита, несколько полицейских и охранников, инженеры, конструкторы и самые лучшие рабочие. Остальные остались наверху и приняли на себя ядерный удар, который в считанные секунды превратил их в ничто.

-1-

Вереница людей размеренно двигалась по переходам подземного города. На их лицах застыло отрешенное выражение и скорее всего они были похожи не на людей, а на зомби. Лампы дневного света освещали им дорогу в этом нескончаемом лабиринте. Мимо проносились скоростные поезда, неизвестно куда унося своих пассажиров. Люди, выполняя каждый день одни и те же функции, становились похожи на роботов. Утомительная работа, мини-магазины, приготовление пищи, беспокойный сон - все это составляло замкнутый круг, который невозможно было разорвать, если исключить, конечно, самоубийство. Выхода из подземного города не было или почти не было. Просто никому не приходило в голову проникнуть на Центральный пост и разблокировать двери. За дверями ждала смерть. Никто особенно и не рвался выходить. Жители города считали, что лучше серая жизнь под землей, чем быстрая смерть на ее поверхности. Пожилые люди еще помнили, о прошлой жизни и тосковали по земле, зеленой траве и солнце. В затуманенной годами памяти еще всплывали воспоминания о лесах, полях и реках. В их жизни когда-то были и радости, и печали, разлуки и встречи. А воспоминания о солнечных днях юности манили к себе своей красотой. Солнце, которое скрыто теперь за железобетонными стенами, и которое никто из них никогда не увидит.

-2-

- Папа, а что такое солнце? - спросил восьмилетний мальчуган у своего отца, человека худого и бледного, с тусклыми, ничего не выражающими глазами.
- Солнце? Зачем тебе знать об этом?
- А вот, бабушка...
- Твоей бабушке нужно почаще держать язык за зубами.
Мать, стоящая у плиты, укоризненно посмотрела на мужа.
- А что тут такого?
- Я тебе потом объясню, - ответил муж, раздраженно махнув рукой.
Мальчишка смотрел то на отца, то на мать, не понимая за что его родитель так рассердился на бабушку. Люди подземного города старались поменьше думать и говорить о прошлом.
Они знали, что прошлого не вернуть и вряд ли кто-нибудь из них увидит землю. Земля погибла, и с этим фактом приходилось смириться. Муж отозвал жену в другую комнату.
- Зачем она ему рассказала об этом?
- А что тебя так обеспокоило?
- Ему не нужно это знать, пойми. Он никогда этого не увидит, но будет мучаться. Лучше пусть ни о чем не знает.
Она покорно опустила голову. В ее глазах стояли слезы. Никто не знал, о чем думала в этот момент несчастная женщина. Вероятно, о том, что президенты мало думают о будущем своих стран и народов. Это они сделали людей несчастными и выживших заставили прятаться в подземных городах. И те люди, которые родились здесь, никогда не увидят настоящего света.
Никогда не увидит его и ее сын, который будет знать о земле только из рассказов бабушки. Что сказать ему? Как оправдать не очень разумные поступки, наделенных властью людей? Мальчишка схватил отца за руку.
- Расскажи мне о земле.
- Хорошо, - сорвалось с пересохших от напряжения губ отца, - Я расскажу. Ты ложись спать, а я расскажу тебе эту прекрасную и немного грустную сказку.
- А конец у сказки будет хорошим?
Отец незаметно для сына смахнул накатившие на глаза слезы.
- Будем надеяться, что хороший.
Мальчик забрался под одеяло и приготовился слушать. Отец, не торопясь, начал свой рассказ.
- Мы жили на прекрасной, зеленой планете. Ты вряд ли можешь себе представить изумрудную траву, деревья с такими же листьями, непроходимые леса, быстрые реки, синие моря.
А над всем этим светила прекрасная животворящая звезда - Солнце. И глядя на все это богатство красок, мы мечтали о прекрасном будущем. Но мечтали не все.
- А о чем мечтали другие, папа?
_ О чем? Они хотели быть очень богатыми и доверху набить свои карманы зелеными бумажками.
- А что это за бумажки?
- Они назывались деньгами. Ты ведь знаешь, что один раз в месяц нам выдают разовые пластинки, для того, чтобы мы могли приобрести кое-какие вещи, купить продукты. Роль этих пластинок на Земле играли бумажные деньги. И тот человек, у которого было их много, имел даже некоторую власть над другими людьми.
Глаза малыша загорелись.
- А у тебя, папа, их было много?
- Не очень. За честный труд не так уж и много платят. И все же мы тогда были немножко счастливы, в том, нашем мире, хотя порой мы не замечали этого. Над нами светило солнце, мы купались в море, (море - это когда много воды, но вода эта не простая, а соленая и еще она синяя), загорали, влюблинлись, ссорились и мирились. Иногда нам жизнь казалась невыносимой, но все-таки это была жизнь.
- Я хотел бы это все увидеть.
- И я хотел бы, но... это невозможно.
- Почему?
- Случилась беда. Катастрофа. Над городами пронесся черный смерч. Он разрушил дома, убил людей, уничтожил все живое. И к сожалению, во всем этом виноваты сами люди. Хорошо еще, что нам удалось спастись.
- А другие?
Глаза мальчика широко раскрылись.
- Их больше нет. Они все умерли.
- Значит, мы - счастливые?
- Счастливые? - Отец на мгновение задумался, - Не знаю. Может быть те, кто остался наверху, счастливее нас. Их нет, а мы продолжаем гнить под землей.
- И мы никогда не выйдем отсюда?
- Нет. Может быть когда-нибудь, лет через сто.
- Жаль. Тогда меня уже не будет.
Отец видел, как расстроился его сын и сердце сжалось от нестерпимой боли. Он посмотрел на часы.
- Слушай, малыш, тебе давно пора спать.
- Все, папа, я уже сплю.
- Спи.
Отец ласково провел своей ладонью по его волосам и поднявшись, вышел из комнаты.
Мальчик еще долго не мог заснуть. Слишком много впечатлений таил в себе рассказ отца. Но все-таки он заснул, а отец еще долго сидел в другой комнате и выкуривал сигарету за сигаретой. Он так и не решил, правильно ли он сделал, что раскрыл тайну прошлого для своего сына или нет. Если бы отец знал о последствиях своего рассказа, он никогда бы не начал его. Но что хорошо и что плохо в этой жизни? И что принесет следующий день? Если это день. А если нет ни дня, ни ночи и определенный отрезок времени можно засечь только по часам. И не видеть, как темнеет небо или как восходящее солнце окрашивает в пурпур небеса.

-3-

Он вошел в вагон скоростного поезда и двери плавно закрылись за ним. Он смотрел на эти хмурые, усталые лица, видел отрешенные от всего происходящего глаза. Многие из них остались в той, прошлой жизни. Они остались живы, но глубоко внутри все эти люди были давно мертвы. Они ходили, что-то говорили друг другу, жевали, но это существование никого не могло обмануть. Джон попал в подземный город вместе с небольшой частью рабочих и обслуживающего персонала. Ему предложили работу в рекламном отделе одной из фирм, после того, как он сломал руку и был непригоден к своей прежней работе, и Джону пришлось согласиться. Здесь, как и когда-то на земле, шла бойкая торговля. Бизнесмены похитрее, предчувствуя грозящую миру катастрофу, потихоньку спускали под землю свой разнообразный и, во многих случаях, просроченный товар. Люди неохотно расстаются с привычными мелочами. И хотя этих фирм было всего три-четыре, они развернули настоящую рекламную войну.
Эта работа не приносила Джону радости, потому что он считал ее достаточно вредной. Реклама мыла, реклама часов, реклама зубной пасты. Если бы Джон мог честно говорить об этих товарах, он сказал бы, что мыло - дрянь, часы -так себе, а зубная паста - отрава.
И вся эта суета лишь для того, чтобы на розовой пластинке значились цифры с большим количеством нулей. Жить лучше, чем другой, одеваться - лучше, чем другой, кушать, лучше, чем другой - формула успеха и благополучия, которая оправдывала себя даже здесь, под землей.
Люди остаются людьми везде, даже изолированные и отрезанные от того мира, который для них теперь недосягаем. А стоит ли во всем этом искать смысл? Может быть, жизнь бессмысленна сама по себе и суть ее заключается в упорядоченном хаосе?

-4-

Гилу совсем не хотелось учиться. Цифры плыли перед глазами и мальчик погружался в какое-то полусонное состояние, из которого его не могли вывести даже бесконечные тычки в спину.
Учитель что-то объяснял или старался объяснить, но все это не доходило до Гила. Его отсутствующее выражение лица стало настолько заметным, что учителю пришлось подойти к мечтателю.
- О чем это ты все время думаешь, Гил?
Голос, раздавшийся над ухом, был подобен раскату грома. Мальчик встал, рассеянно посматривая по сторонам.
- Я, понимаете...
- Садись. После урока поговорим.
Когда все ученики покинули класс, учитель сел напротив Гила и приготовился слушать.
- Расскажите мне о солнце.
Просьба мальчика застала учителя врасплох. Солнце. Он вспоминал залитую ярким светом поляну, ковер из полевых цветов, воздух, пропитанный всевозможными ароматами, пение птиц.
А существовало ли это все на самом деле?
- Ну, это такая звезда... - пытался объяснять учитель. Но разве можно рассказать о Солнце в какой-то научной форме?
- Звезда?
- А откуда ты узнал про Солнце? Ты ведь родился здесь и видеть его не мог.
Гил молчал. Правильно ли он сделал, что задал вопрос на запрещенную тему?
- Не бойся, Гил, - успокоил его учитель, - я не пойду в полицию. Мне самому бывает не всегда понятно, почему все, что связано с прошлой жизнью, считается запрещенным.
- Спасибо.
Гил смотрел на учителя с благодарностью. Мальчик вышел из класса, оставив учителя наедине со своими мыслями.

-5-

Нарисованное на стене окно. Сколько раз по утрам учитель Гила -Эдвард Гловер, раздвигал занавески, надеясь увидеть чистое, утреннее небо. Но видел только творение рук своих - нарисованное на стене окно. Тогда его забирали с собой воспоминания, по четкости и яркости похожие на галлюцинации. Жаркое, полуденное солнце, высокая трава, ярко-зеленая и сочная. Но эти видения очень быстро исчезали, и он опять оставался наедине с самим собой и своей серой, неуютной комнатой. Порой Эдвард казался себе большой крысой, запертой в подвале. Но в отличии от серой хищницы, он не знал выхода. Ему не так давно исполнилось двадцать семь, но он чувствовал себя глубоким стариком. Пора расцвета была похожа, здесь, под землей на пору заката. И не могло быть никакой жизнерадостности, которая была свойственна молодым людям там,на земле. Что же поддерживало в нем жизнь? Ожидание встречи с детьми: с Гилом, Дженни, Патриком. Эдварду хотелось передать им как можно больше знаний, но к сожалению, в подземном городе многое было под запретом.
«Что такое солнце? А зачем вам это знать, вы же никогда его не увидите! Может быть, этим детям знания вообще не нужны?» Чувство своей ненужности и полнейшего одиночества были самыми страшными для Гловера. Может быть, бутылка бренди приведет его в порядок? Может быть, аможет... Он чувствовал, что стоит на самом краю той пропасти, которая отделяет жизнь от смерти.
И, может быть, стоит сделать этот последний шаг, простившись с этим жалким существованием. Эдвард не боялся. Он боялся совершенно другого. Как дети воспримут его поступок?

-6-

Старый человек с любопытством наблюдал за накатывающими на берег волнами. В этом однообразном и повторяющемся движении была какая-то убаюкивающая и непостижимая мудрость жизни. И самому хотелось быть мудрым, хотя бы задним числом.
- Господин президент...
- Мак, пожалуйста, не называй меня больше так, - произнес старик, - Президент. Президент чего? Моей страны больше нет, как и еще нескольких стран. Скоро радиация и прочая дрянь доберутся и до этого райского уголка. Советник угрюмо посмотрел на бывшего президента.
- Тогда зачем же ты нажал на красную кнопку? Может ты был слишком пьян или принял большую дозу наркотиков?
- Оставь меня в покое, Мак. Я - уставший от жизни, старый человек. Дай мне прожить здесь хотя бы один год, но в тишине и покое. Мне больше ничего не нужно.
- Нужно было раньше замаливать грехи, господин президент, или не допускать роковых ошибок.
- Ты мне надоел!
- Ты мне тоже, но я настолько привык к тебе, что мне даже не хочется от тебя избавляться. Может быть, старая развалина, ты хотя бы раз примешь самостоятельное решение и утопишься в этом море?
- Как это не странно и парадоксально, но мне хочется жить.
- А тем, кого ты подставил под ядерный удар, не хотелось жить? Тем, которые в считанные секунды обратились в кучку пепла.
- Человеку свойственно ошибаться, - промямлил старик и, окунув ладонь в соленую воду, провел ей по лицу.
Ночью советника разбудил сухой щелчок выстрела. Он понял, что президент покончил с собой, но это обстоятельство не произвело на него ни малейшего впечатления. Он должен был так кончить, ничтожный президент некогда великой страны. Другого конца он не заслуживал.

-7-

Известие о том, что учитель Эдвард Гловер покончил с собой, повергло детей в ужас. Притихшие, они сидели за столами и вспоминали того, кого по большей части не слушали, а подчас даже не замечали. Учитель редко повышал на них голос, не выставлял никого за дверь, а когда он что-то увлеченно рассказывал, в классе стояла непривычная тишина. Гловер умел слушать и находить общий язык с каждым учеником. И вот теперь на место этого человека придет другой, чужой и непонятный человек, и займет его место. Но почему учитель так неожиданно оставил их? Это можно было расценивать, как предательство.
Гил беспомощно оглядывался вокруг и всюду видел грустные глаза.
И каждый взгляд говорил: «Что же ты наделал, учитель! Как же мы теперь без тебя?»
Из школы Гил шел со смешным толстячком Макги. Он никогда с ним особенно не дружил, но у него были свои планы насчет этого безобидного «пончика». Его отец работал в Совете. Макги о чем-то болтал, но Гил не слушал его до тех пор, пока речь не зашла о чем-то очень важном.
- А мой отец работает в Большом Совете.
- Ну и что?
- Я думал что тебе это будет интересно.
- А чем докажешь?
Макги растерялся.
- А почему я должен что-то доказывать?
Гил заулыбался.
- А потому, что ты, Макги, всем известный лгун.
В глазах толстячка мелькнула обида.
- Я - лгун? А какие тебе нужны доказательства?
- Если твой отец работает в Совете, то у него есть доступ к программе, которая открывает двери.
- Есть, но...
- Если ты принесешь эту дискету, я, может быть, поверю тебе.
Гил хитро посмотрел на Макги.
- Нет, этого я не могу сделать.
- Значит, не можешь? Я так и думал.
Гил разочарованно смотрел на Макги.
- Я постараюсь, но зачем тебе это нужно?
- По крайней мере, я буду знать, что ты говоришь правду.
На этом они и разошлись. Гил знал, что Макги достанет то, что обещал. С лгунами в школе редко кто заговаривал, а подчас их просто жестоко избивали. Макги принесет то, что обещал, но хватит ли у него, у Гила, смелости довести свой план до конца?
На следущий день Сэм принес дискету.
- Теперь веришь?
- Мне нужно ее проверить, - произнес Гил, как-то странно поглядывая на Макги, - оставь мне ее хотя бы до завтра.
- Ты, что, отец с меня шкуру спустит.
- Сэм, я должен убедиться, что ты говоришь правду.
Макги постепенно соглашался с его доводами. Отец вряд ли подумает, что дискету взял его сын. А Гилу просто необходимо было выиграть время. И еще одна деталь их разговора подтолкнула Гила к немедленному действию: в помещении, где находился пульт, производился необходимый ремонт и его на время перенесли в менее охраняемое место.
Никто не рассчитывал, что найдется сумасшедший или ребенок, который рискнет выйти в зараженное пространство. В Совете сидели одни практики и среди них не было ни одного психолога.

-8-

Гил знал теперь в каком помещении находится пульт и поэтому проигнорировав уроки в школе (а что там было делать после самоубийства любимого учителя?), отправился на разведку. Он расположился неподалеку от нужного ему места и терпеливо ждал, когда кто-нибудь из охранников выйдет из помещения. Прошло немало времени. Мальчик уже разуверился в выполнимости, поставленной перед собой задачи, когда увидел выходящего из интересующего его места человека в форме. У охранника были рыжие, коротко постриженные волосы, водянистые голубые глаза и похожий на картошку нос. Он подошел к киоску с прохладительными напитками и долго разговаривал с молодой и привлекательной киоскершей. Как же ему использовать эти дружеские отношения охранника и продавца? Гил чувствовал, что, в крайнем случае, нужно будет действовать через девушку, а ее-то он сумеет настроить на нужную ему волну. Мальчик выбежал из-за киоска и догнав рыжего охранника, заговорил:
- Послушайте, вы не могли бы исполнить одну мою просьбу.
Охранник нахмурился. Не любил он этих мальчишек, которые во что угодно готовы были сунуть свои любопытные носы.
- Какую еще просьбу?
- Мне ребята говорили, что у вас там какой-то интересный ящик с кнопками. Мне хотя бы одним глазом... Посмотреть на него.
- Не болтай чепухи. На секретный объект посторонним вход воспрещен!
- Но мне бы только посмотреть.
Возмущенный охранник не стал с ним разговаривать.
Гил решил, что действовать нужно через киоскершу. С физиономией, на которой слишком явно читалось отчаяние, он подошел к девушке.
- Ты что такой грустный, малыш? - заметила она его состояние.
- Понимаете, ребята мне сказали... Я только хотел посмотреть на ящик с кнопочками, а дядя в форме меня не пускает.
- Ну и правильно делает, - возмутилась киоскерша, - это его работа.
- Но ведь мне так интересно.
Гил пустил слезу. Дети, все без исключения, талантливые артисты. Ребенок может плакать, а через минуту смеяться и ни один взрослый человек не разберется, а плачет ли малыш на самом деле или искуссно притворяется.
Девушка поверила Гилу и чтобы его успокоить, пообещала поговорить с охранником.

-9-

Гил сидел около пульта блокировки дверей рядом с рыжим охранником. Киоскерша все-таки уговорила того провести парнишку в столь секретное место. Охранник долгое время не соглашался, говорил о долге, чести офицера и прочие высокопарные слова, но когда девушка намекнула, что на этом их отношения могут закончиться, он окончательно сдался. Напарник рыжего куда-то ненадолго отлучился и теперь они сидели вдвоем и попивали прохладительный напиток.
- Ну, что, парень, насмотрелся?
Глаза Гила хитро блеснули.
- Да, очень интересно.
- А почему ты не в школе?
Гил не задумываясь, ответил:
- Учитель заболел.
- Учись, учись - с чувством произнес рыжий, - может когда-нибудь заменишь меня.
- У вас ответственная работа.
- Да, ответственная. Но лучше бы этот проклятый компьютер стоял в каком-нибудь другом месте и охранялся получше. Правда, я не думаю, что кому-то взбредет в голову открыть двери и таким образом покончить со своей жизнью.
«Такой сумасшедший перед тобой» - подумал мальчик, но в слух сказал:
- Никому это и в голову не придет.
Гилу хотелось, чтобы рыжий охранник куда-нибудь исчез, испарился, хотя бы на очень короткое время.
Мальчик колебался. А может быть лучше сидеть в подземном городе и оставаться живым?
Но он уже не мог повернуть назад. Отступать было уже слишком поздно. Возможность осуществить свой план представилась даже раньше, чем он думал.
Гил заметил, как охранник заерзал в кресле.
- Куда же Марк подевался?
Мальчик насторожился: Вот он его шанс. Рыжему захотелось в туалет, но он не имел права оставлять пульт без присмотра.
- Где же Марк?
Наконец охранник решился.
- Послушай, парень, не мог бы ты посидеть здесь спокойненько минут пять?
Гил утвердительно кивнул головой.
- Только ничего не трогай! - закричал он уже на бегу.
Как только охранник скрылся за дверью туалета, мальчик принялся за дело. Он внимательно посмотрел на дискету, оказавшуюся у него в руке и ввел ее в компьютер. Гил видел, как на пульте загорелась сначала зеленая лампочка, а затем красная.
«Почему двери не открываются? Что же я сделал не так? Я забыл нажать на кнопку с буквой».
Мальчик нажал на кнопку и посмотрел на экран телевизора. Двери в другой и страшный мир открылись. Но для того, чтобы оказаться в этом мире, ему необходимо было преодолеть довольно крутую лестницу, ведущую вверх.
Рыжий охранник выскочил из туалета, не успев даже натянуть штаны.
Через некоторое время, он кое-как справился со штанами, но догнать или остановить Гила было уже невозможно. Для того, чтобы заблокировать двери, требовалось определенное время.
А Гил настойчиво двигался вперед, вперед к свету и своей гибели.
Вот и последняя ступень. Содрогаясь всем своим хрупким и маленьким телом, он вышел в зараженное пространство.
В этот момент рыжий охранник сумел снова заблокировать двери.
Гил оглянулся и с сожалением посмотрел на последнюю, порвавшуюся нить, связывающую его с подземным городом - отцом, матерью, бабушкой, и нерешительно двинулся дальше.
Землю окутывала серая, плотная дымка.
Гил поднял голову и посмотрел вверх. Сквозь свинцовые, тяжелые тучи пробивался один единственный лучик солнца.
По бледному лицу мальчика скользнула счастливая улыбка.

/Конец/


  • 0
  • 1 131

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение