Женщина в окне

Наблюдатель: Норманн Оршанте, 28 лет, журналист

Женщина в окне: Алиса Джин, 25 лет, замужем.

Муж: Ойле Мурави, 26 лет, женат.

Место действия: США, Лос-Анджелес, 1950е годы.



1.

Норманн пришел домой с работы и сразу прильнул к окну. Вот как последние два месяца он наблюдает за въехавшей в соседний дом женщиной. Она вечерами долго играет на пианино, потом за занавеской смотрит на небо, потом раздевается и ложится спать. Он так привык созерцать ее прекрасный силуэт, что не представлял себе жизни без нее. Норманн даже начал следить за ней – утром она уходила на работу, вечером возвращалась. Только каждый четверг она возвращалась очень поздно. Намного позже, чем ее работа заканчивалась. Эта загадка мучила Норманна. Да и вообще, он давно хотел с ней познакомиться, но не решался. Слишком сокровенной мечтой она была для него.

Алиса выглядела всегда скромно, верная мужу и никогда ему не перечищая. В его присутствии она постоянно молчала. Что между ними происходит, Норманну оставалось только догадываться. Их союз был как минимум странным. Конечно, в душе он подозревал, что у Алисы есть любовник, но не позволял себе мыслить в этом направлении. Слишком красивой и непорочной мечтой была его Алиса.

Однажды Норманн решил все-таки выяснить, куда ходит Алиса по четвергам вечерами. К концу ее работы он подошел к воротам ее офиса, где она работала секретаршей. Она вышла и пошла по улице, скромно сложив руки у пояса. Он двинулся за ней, стараясь не попадаться ей на глаза. Алиса зашла в двери белого дома, Норманн прочел на дверях надпись «Дом престарелых». Он долго ждал, пока Алиса в белом халате пройдет по коридору, и прокрался к окну, чтобы подслушать разговор. Очень долго не было ничего слышно, Норманну пришлось подтянуться на руках, стараясь не показать своего присутствия под окном. И тут он еле-еле расслышал разговор Алисы. Она разговаривала с матерью.

-Все будет хорошо, мама! Не волнуйся, - ласково говорила Алиса.

-Не нужно ко мне приезжать так часто! Живи с мужем, слушайся его, - слабый старческий голос.

-Нет, мама, ну как я тебя брошу! Что ты говоришь глупости!

-Я всегда хотела, чтобы ты вылезла из той нищеты, в которой жила я. Бог наградил тебя неземной красотой и послал тебе мужа, который дал тебе положение в обществе. Береги его! Я хочу, чтобы ты жила с ним…

-Мама… Прекрати!

Силы покинули Норманна, руки не выдержали больше держать вес тела, и он шумно свалился на землю. Скорее поднялся и скрылся за углом, надеясь, что его падение не слышали.



2.

Норманн снова наблюдал за ней из соседнего окна. Любовался ее силуэтом. Слишком красивой она была…

Он принял решение завоевать ее. Как? А очень просто – поговорить с ее мужем о том, что в его обществе прознали, что его жена не из знатного, а из простого народа. Он твердо решил и теперь только набирался духу то сделать, да подыскивал место и время. И вскоре это место и время само собой образовалось.

Норманн периодически проверял почтовый ящик семьи Джинов. И однажды обнаружил там приглашение семьи Джинов на прием – один из друзей Ойле Джина приглашал на открытие собственного отеля в центре Лос-Анджелеса. Норманн запомнил день, место и время и неотвратно решил именно там осуществить свой план.

….

-Смотри, Алиса, Квентин все-таки открывает свой отель на Бейкер Стрит! – сообщил Ойле. Нужно приготовиться.

Алиса промолчала. Она курила у окна, любуясь на небо и не замечая наблюдателя в окне соседнего дома, который не отрывая взгляд следил за ней.

-Слышишь меня? – снова произнес Ойле, натягивая пижамные штаны.

-Слышу… - еле слышно отозвалась она.

-Кстати, я тебе говорил уже сколько раз, чтобы ты реже посещала свою мать? Почему ты меня не слушаешь?

-Потому что она моя мать, - скромно отозвалась Алиса.

-Твоя мать простолюдинка! – повысил голос Ойле. Я взял тебя с улицы, одел и сделал из тебя человека из той собачки-бродяжки, которой ты была. Ты это помнишь, я надеюсь?

Алиса молчала.

-Помнишь, я спрашиваю? – он еще больше повысил голос.

Она молчала.

-Отвечай, когда я спрашиваю!

-Да. Помню, - спокойно ответила она.

-Так-то лучше. Ходи к ней хотя бы два раза в месяц! Но не каждую неделю. Я не хочу, чтобы всем стало известно, что я женат на бродяжке, - он налил себе чаю и закурил трубку.

Алиса опустила глаза в пол, потушила сигарету и снова посмотрела на небо, на луну. В бесконечность.

-Иди спать! – скомандовал Ойле.

Она снова опустила глаза. Выключила свет и легла в кровать. Ойле докурил трубку в темноте и лег к ней. Они легли по разным сторонам кровати. Она отвернулась от него и закрыла глаза.



3.

-В следующий четверг я не смогу прийти, - скромно сообщила Алиса матери.

-Что-то случилось? – волнующим голосом спросила мать.

-Нет. Очередной прием… Открытие отеля Холл Брук в центре Лос-Анджелеса, один из друзей мужа открывает…

-А! Ну ты иди! Вообще, я тебе говорила, приходи реже ко мне! Я хочу, чтобы ты жила в достатке в красивом доме.

-Мама… прекрати…

Алиса вышла от матери и ее охватило разочарование. Давно уже она хочет бежать от мужа. Ее доводит его важность. Лучше уж бедной, но свободной, чем богатой, но биться как птица в клетке. Мать была для нее самым близким человеком, когда они жили в многосемейке. Грязь, нищета и безденежье мучило их двоих, но о тех временах Алиса вспоминала с улыбкой и тоской. Тогда она была свободна. Она могла надеть брюки и мужскую рубашку и целый день носиться по грязным кварталам города, радуясь дождю, солнцу, лужам на асфальте, и, наконец, своей свободе. Потом Алиса пошла работать и попала на работу горничной к Марианне. Марианна была средней по статусу и положению в обществе. К ней один раз и пришел Ойле – они были знакомы. Об этом умалчивалось, но Алиса знала, что Марианна и Ойле были любовниками. Она подозревала, что и сейчас они иногда встречаются, но ей было все равно. Ойле она не любила. А он в нее влюбился тогда в доме Марианны. Забрал ее, переодел и женился. И сразу после свадьбы полностью взял ее под свой контроль, постоянно упрекая ее в том, что она обязана в своем благополучии ему и только ему. Алиса не хотела выходить за него замуж, но ее мать настояла на браке. Алиса выполнила волю матери.

Она продумывала, прополаскивала в уме эти события, а сама брела далеко не по направлении к дому. Алиса брела к реке. К той самой реке в нищем квартале, где она родилась и выросла. Она кинула монетку местному попрошайке, который сразу наделал ей кучу комплиментов. Улыбаясь, Алиса прошла на берег реки и замерла, снова и снова вспоминая свою свободу и молодость. Она знала, что Ойле снова будет ее допрашивать, где она была и что делала, но желание побыть одной в месте, где прошло ее детство, оказалось слишком сильной.

В этот момент к ней спустился Норманн. Они были не знакомы лично. Алиса ни разу не видела его и даже не знала, что он наблюдает за ней каждый день и каждый вечер. Она не обратила на него никакого внимания.

-Извините, у Вас не будет зажигалки? – робко спросил Норманн.

Алиса молча достала зажигалку из сумочки и протянула ему. Он взял зажигалку из ее нежных маленьких рук, подкурил сигарету, затянулся и вернул ей обратно.

-Спасибо! – сказал он.

Алиса опустила глаза и отвернулась от него.

-Красиво, правда? Сегодня очень красивый закат. Кроваво-красный, - попытался Норманн завести разговор.

-Да, - Алиса покосилась на него. – Вы правы.

-Вы любите смотреть на закат? – снова спросил Норманн.

-Нет, - Алиса помолчала. – Я просто люблю это место.

Она оглянулась на незнакомца, с опаской осмотрела его. Затем повернулась и ушла с берега к дороге.

Норманн проводил ее взглядом и вздохнул, думая «Она должна стать моей».

Алиса медленно шла домой и пришла уже к 12ти ночи, за что получила порцию криков от Ойле, но не обратила на это внимания, покурила, попила ночной чай и легла спать, так же как и всегда – отвернувшись от Ойле.



4.

Ойле и Алиса зашли в огромный красивый зал. Он был в строгом костюме, а на Алисе было праздничное обтягивающее немного откровенное платье. Она была чертовски красива, выделялась среди других женщин. Они в свою очередь провожали ее ненавистными взглядами. Мужчины вокруг переговаривались: «Кто эта красотка?», «Это же жена Ойле Джина!», «Неземная богиня». Эти разговоры пробуждали злость других женщин, находящихся в в этом зале и ставших свидетелями повышенного внимания со стороны мужчин к Алисе.

-О! Мой дорогой друг! – полный коротышка Квентин распахнул руки и двинулся навстречу Ойле и Алисе. От Квентина сильно пахнуло потом, когда он подошел, но Алиса даже не подала вида. Не принято. У него есть власть и деньги, а значит он может вонять потом и жить с молодой женой. Его молодая жена подошла к Ойле и Алисе за ним, как хвостик.

-Здравствуй! – Ойле поцеловал руку жене Квентина, а Квентин нелепо и неуклюже поцеловал руку Алисы. Она утонул своим взглядом в ее декольте, но тут же убежал взглядом, когда Ойле вернулся на свое место к жене.

-Все-таки ты осуществил свою мечту и открыл отель! – восхищенно произнес Ойле.

-Да! Давно мечтал! А ты когда собираешься осуществлять свою мечту? – Квентин хохотнул и легко ударил Ойле по плечу. – Я слышал, ты интересуешься театром? Не думал открыть свой театр?

-Нет, думаю, до этого еще долго! Но под парикмахерскую я уже нашел помещение! Всегда хотелось иметь свою собственную парикмахерскую! – так же задорно подхватил Ойле.

-Вот! Это правильно! Мечты нужно осуществлять! – Квентин поцеловал свою молодую жену, схватил ее под руку и убежал в другой конец зала – кто-то еще подъехал на прием.

Ойле взял бокал вина с подноса проплывающего мимо официанта и сделал большой глоток.

-Хочешь вина? – спросил он у Алисы.

-Нет, спасибо, - Алиса опустила глаза. Помолчала. И снова произнесла, так же робко:

-Давай уйдем отсюда пораньше.

-Да ты что? У моего друга такое событие! Мероприятие затянется на всю ночь. Нельзя уходить с такого праздника.

Алиса погрустнела и смирилась… Что ей оставалось, только терпеть.



5.

Алиса отошла в угол. Ей так надоел этот шум, эти напыщенные дамы, но покинуть мужа и уйти домой ей не позволял этикет. Она закурила и опустила глаза в пол. Просто нужно было побыть несколько минут чуть вдали от всего этого и все придет в норму… Наверно.

В это время в зал вошел Норманн – он был не похож на того взъерошенного парня, который подошел к Алисе на берегу реки. На нем был дорогой костюм, волосы зачесаны назад, а лицо чисто выбрито. Он поискал глазами, остановился на Ойле Джине, который уже подпил и весело общался с Квентином. К нему он и направился.

-Простите, можно Вас на секундочку? – потихоньку беря за локоть Ойле, произнес Норманн.

-А Вы кто? – Ойле улыбался.

-Меня зовут Норманн. У меня есть к Вам дело. Давайте отойдем в сторонку, - Норманн указал на отдаленный столик.

-Хорошо! – с любопытством ответил Ойле и последовал за незнакомцем.

-Мы пришли, и я вас слушаю! – торжественно сказал Ойле.

-Дело тут такое… Не хотелось бы чтобы оно поддалось огласке, но это уже произошло, к сожалению… Меня наняли Ваши друзья, чтобы Вас предупредить, - начал Норманн.

Ойле изменился в лице.

-Говорите же! Что случилось!

-Дело в том, что Ваша жена не из знатной семьи, а родом с Меркит Стрит. Ее мать сейчас находится в доме престарелых – она без родословной бедная бродяжка.

Слова Норманна ударили словно палкой по голове по ушам Ойле, а сердце учащенно забилось.

-Откуда? … Откуда узнали? – залепетал Ойле.

-Случайно увидела ее у матери… - Норманн опустил глаза. – Я сожалею, что мне нужно принести Вам столь ужасные вести!

-Ничего-ничего! Я давно хотел прекратить с ней отношения. Пусть ее считают без вести пропавшей, зато никто не будет рыть ее родословную, - задумчиво произнес Ойле.

-Попрошу откланяться, - Норманн опустил голову и ушел, как будто извиняясь.

Ойле взбешенный выпил залпом бокал вина и кинулся к жене. Он взял ее под руку и повел на улицу.

-Что случилось? – испуганно произнесла она, отвлеченная от собственных мыслей.

Ойле вывел ее на улицу и поставил перед собой.

-Что происходит? – спросила она.

-Бродяжка… Зря я все это затеял… Зря… Ты красива, но ты без родословной. Мои друзья узнали, что ты никакая не англичанка, а просто бродяга с Меркит Стрит.

Алиса ужаснулась и прикрыла рот ладонью.

-И … что же теперь делать? – ее рука медленно сползала к груди, а глаза бегали.

-Тебе надо уйти! Я скажу всем, что ты пропала без вести! С собой я дам тебе денег. Тебе хватит на первое время, чтобы устроиться… - Ойле отвернулся от нее.

Алиса сейчас осознала, что не готова вернуться к нищете. Все произошло так резко, неожиданно. Раз и она снова бедная. Что она скажет матери?

-Нет… Мы не можем так просто разойтись!

-Можем! Точнее, нам необходимо это сделать! Мне слишком важна моя родословная и моя репутация в обществе. Поэтому ты прямо сейчас соберешься и уйдешь. К утру ты соберешь вещи и исчезнешь. А я пока выпишу тебе чек…

Алиса расплакалась.

-Прекрати реветь! Делай как я сказал! Слышала?

Алиса беззвучно кивнула головой.

-Вперед! А я вернусь на прием. Завтра всем скажу, что ты пропала без вести на празднике… Подниму шумиху… И не вздумай объявляться!!! Слышала?

Алиса снова закивала.

Ойле повернулся и ушел в праздник – яркий и шумный. А Алиса осталась на улице, теперь в конкретном смысле слова, на улице. Бедная и разведенная. Никто. Откуда пришла, туда придется и уйти. Недавно она мечтала о свободе, а теперь не знает, нужна ли ей эта свобода? Она так привыкла легко жить – с деньгами и славой… Даже эти кошмарные приемы стали частью ее жизнью, частью ее самое, да и самодовольный грубый Ойле стал ее частью, без которой она себя не представляла.



6.

Алиса опустила на скамейку и заплакала, аккуратно вытирая слезы с лица и размазывая косметику по лице.

Тут ее кто-то тронул за плечо. Она резко оглянулась, позади нее стоял Норманн.

-Вы кто? – спросила она.

-Меня зовут Норманн. Помните, мы с Вами встречались у реки недавно? – робко сказал он.

Алиса положительно кивнула головой, стараясь вытереть глаза и перестать всхлипывать.

-Я хотел извиниться… перед Вами.

-За что? – с трудом произнесла Алиса.

-Ну… Мне жутко неудобно… Ваш муж только что подал на развод с Вами из-за меня. Я ему сказал, что его друзья узнали про Ваше происхождение.

Алиса подняла глаза на Норманна и посмотрела на него так жалко, что он сам чуть не расплакался.

-А они узнали?

-Нет…

-Вы… ВЫ? – она задыхалась.

-Простите… - Норманн опустил глаза.

-Вы! Вы во всем виноваты! Зачем? – она заглянула в его глаза. Он посмотрел в ее. – Ответьте мне, зачем?

-Я люблю Вас! Как Вы только переехали в соседний дом, я любуюсь Вами! На Ваш силуэт в окне! Я следил за Вами! Я безумно люблю Вас! – выпалил Норманн.

Алиса замерла и смотрела на Норманна.

-А для чего ради своей любви ломать мою жизнь? – произнесла она через несколько минут.

Норманн молчал.

-Для чего Вы ломаете мою жизнь? – она скривилась в приступе плача, но не опустила глаз – укорительных и безжалостных.

-Живи со мной! Приходи ко мне! Никто не узнает, что это ты! Я буду тебя обеспечивать! Слышишь меня? – Норманн продолжал нести ахинею безумным быстрым голосом.

-Да пошел ты! – совсем не по-дамски произнесла Алиса, встала с лавочки и пошла быстро-быстро по дорожке.

Норманн пытался догнать ее, взять за руку, но она вырывалась. В конце концов, она повернулась к нему и произнесла с ненавистью:

-Прочь! Пожалуйста… - и снова пошла по дорожке. Норманн так и остался стоять на месте.

-Прости… - Норманн опустил глаза.



7.

-Послушайте, я все соврал Вам, - бормотал Норманн.

-К черту все, - говорил уже напившийся Ойле, который стоял напротив Норманна. – Я давно хотел с ней порвать. Рано или поздно правда все равно пробьется! Зря я на ней женился.

-Послушайте! Я не хочу, чтобы она страдала! Я все сорвал! Клянусь Вам, возьмите ее обратно, никто не знает, что она не знатных кровей! Никто! Я соврал!

-А Вы, вообще, черт побери, кто? – негодовал Ойле.

-Меня зовут Норманн. Я живу в доме напротив.

-А для чего Вы все это затеяли? – Ойле поглощал вино прямо из бутылки.

-Я люблю Вашу жену, - опустил глаза Норманн.

-Ах, вот как! Ну, тогда Вам путь открыт! Чем дальше она будет от моего общества, тем лучше.

-Но она очень расстроена! Она любила Вас, а не меня! Прошу Вас, разрешите ей вернуться! Я очень Вас прошу! – бормотал Норманн.

-Ха! Прощайте! Не хочу Вас больше видеть! И касаться не хочу к нижним слоям! Больше никаких контактов с не знатными людьми. У меня есть друзья! Зря я связался с бродяжками. Вы теперь меня обложите со всех сторон! Так что прочь, пока я не позвал охрану, - Ойле строго посмотрел на Норманна. Норманн повернулся и побрел из зала.

Он ненавидел себя за свои поступки, что сегодня натворил. Он проклинал тот день, когда впервые увидел Алису. Он во всем виноват, что сломал ее жизнь… Теперь она несчастна, благодаря ему. Разве так поступают с любимыми? У Норманна полились слезы. Он кинулся в квартиру Алисы и ее мужа. Она наверняка там, собирает вещи. Он еще успеет с ней поговорить. Во что бы то не стало, она должна довериться ему. Он ей поможет. Он ее спасет. Он верил в это. И он кинулся, представляю ее заплаканное лицо, как она берет такси, едет домой, сидя на заднем сидении автомобиля. Заходит домой, сумка выпадает из ее рук, она садится прямо на пол и начинает безудержно плакать.



8.

Ойле разом протрезвел. Голова сразу же затрещала. Он начал осознавать, что происходило. С трудом. Какой-то молодой человек говорит ему, что все его общество знает, что его жена не из знатной семьи. Он прогоняет свою Алису. Свою любимую Алису. Говорит ей, чтобы она убиралась. Как он мог так поступить? Он же ее так любит! Он затюкал ее за последнее время – в этот момент он разом это понял. Ему стало жалко свою жену и проснулась всепоглощающая любовь к ней. Он вспомнил первый день их встречи, когда он увидел ее у своей бывшей любовницы Марианны. В тот же момент он влюбился в неприлично красивую девушку.

Разом в его голове потекли мысли. И он кинулся к себе домой. Алиса должна быть там. Собирает вещи. Наверно, он успеет. Наверно, она еще не ушла. Не успела. Наверно не успела. Скорее, скорее к ней. Остановить ее. Успокоить свою малышку. Приласкать ее и сказать, что все прошло.

Такси так медленно едет. Почему так все медленно? Зачем он так напился и поверил этому молодому идиоту, который непонятно зачем соврал.

Тикали часы, Ойле кусал губы и нервничал. Постоянно приговаривал водителю: «Быстрее, быстрее». Водитель ответил: «Я не могу быстрее!». Ойле нервничал и ерзал на сидении.

Вскоре машина притормозила у дома Ойле. Он кинулся к дверям и прямо там столкнулся с Норманном.

-А ты что тут делаешь? – со злостью спросил он.

-Волновался за Алису! – решительно ответил Норманн.

-Тебе нечего здесь делать! Это моя жена!

-Вы отказались от нее!

-Пошел к черту! – Ойле оттолкнул Норманна и влетел в дом. Дверь оказалась открыта.

-Я успел… Успел… - прошептал Ойле, увидев в прихожей шубку и сумочку Алисы. Он бегал по всем комнатая, распахивая двери, в поисках своей жены. Но ее нигде не было.

В конце концов, он распахнул дверь ванной и ужаснулся. Алиса лежала в окровавленной ванной. Правая ее рука с порезанными венами свесилась, и с нее на пол капала кровь с водой. Под ванной натекла достаточно большая кровавая лужа. Тело женщины немного всплыло, она была уже мертва. Безумный взгляд уставился в потолок. А на лице были следы слез и размазанной косметики.

Ойле упал на колени, уронил голову на руки и заплакал. Навзрыд.

-Что я наделал?! Слышишь меня? Прости!

В ванну ворвался Норманн. Он с ужасом осмотрел тело Алисы.

Они оба замерли у ванной с телом своей любимой женщины. Ойле – стоя на коленях и плача, а Норманн стоя с ужасом на лице. А ей уже было все равно – она лежала в воде, а ее взгляд был бессмысленным.

  • 0
  • 1 145

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение