Rockcor N8 (2017) - интервью c CANNIBAL CORPSE (короткая версия)

Rockcor N8 (2017) - интервью c CANNIBAL CORPSE (короткая версия)

Наверное, не было столь скандальной, столь успешной, столь долгоживущей и столь популярной дэт-металл группы, как CANNIBAL CORPSE. Три десятка лет музыканты потрошат умы и уши преданных слушателей, а заодно и спокойствие тех, кто активно пытался препятствовать группе в ее бескомпромиссном движении вперед, начиная с цензуры всех мастей и заканчивая религиозными активистами. Но как говорится в одной из нетленных песен группы: «заставь их страдать, вечно!» И все злопыхатели страдают, глядя на то, как CANNIBAL CORPSE смело выпускают альбом за альбомом, полные разрезанных кишок, раздробленных костей, червей в глазницах, запекшейся крови и трупного смрада – все в лучших традициях флоридских мясников. В начале ноября вышел новый альбом «Red Before Black», с которым группа плавно переходит в стадию спартанского совершеннолетия. Да, в следующем году CANNIBAL CORPSE исполняется 30 лет. По этому случаю бессменный барабанщик группы Пол Мазуркевич дал эксклюзивное интервью для читателей журнала Rockcor.

- Первый вопрос будет логичным. Что вы можете рассказать нам о вашем новом альбоме «Red Before Black»? Ведь несмотря на то что вы уверенно следуете своему стилю, многие альбомы получились разными. Чего нам ждать на этот раз?
- Мы очень довольны этими песнями, кажется, что это лучший материал Cannibal Corpse, который мы когда-либо сочиняли. Как будто это собрание всего лучшего из нашего творчества. 30 лет роста, разного звучания… Ты прав, все - Cannibal Corpse, но от альбома к альбому что-то менялось. Послушай «Eaten Back To Life», наш первый альбом, затем послушай «A Skeletal Domain», теперь послушай «Red Before Black»! Все это - Cannibal Corpse, но в каждом будет что-то особенное, что отличает его от других. Будь это ритм, ноты или энергетика в каком-то роде. «Red Before Black» - альбом, бьющий прямо в лицо, брутальный и тяжелый. Как я уже сказал, мы очень довольны результатом, теми песнями, которые мы написали. Нам не терпится представить его поклонникам, потому что мы чувствуем, что это - одна из лучших наших работ.

- Процесс его записи чем-то отличался от других? Помню, вы рассказывали, что «Evisceration Plague» был первым альбомом, который вы писали под метроном. Что вы можете сказать про «Red Before Black»?
- Да, было дело. До того мы никогда не использовали метроном при записи. И я никогда не играл под него, никогда не брал уроков игры на ударных. Дэт-металл появился сырым, энергичным, практически панк-роком. И об этих приспособлениях тогда мы не слышали, я о них никогда не задумывался. Но чем старше становишься, тем больше опыта. Каждый растет как музыкант, совершенствуется, и это правильно. Я тоже рос, играл все лучше. Помню, когда мы сочиняли «Evisceration Plague», записываться под метроном предложил Алекс [Уэбстер, бас-гитарист – прим. ред.], потому что он уже какое-то время писал так песни и хотел, чтобы вся группа играла под «клик». Он решил, что от этого все выиграют, группа выиграет. Понимаешь, оставаться в темпе, быть максимально стабильным, насколько это возможно. Для многих людей это естественный подход, это нормально. Скажу, что я был против этого много лет, но тогда я был к этому в какой-то степени морально готов, и когда Алекс пришел и сказал всем: “Эй, я хочу записать все песни для «Evisceration Plague» под метроном!” Я сказал: “Хорошо, я готов”. Я понял, что морально готов к этому, попытаться сделать это, попробовать это. Но я не занимался самостоятельно с метрономом. У нас было не так много времени, так что я учился играть с ним, когда мы делали новые песни, которые предстояло записать через какие-то 7-8 месяцев. И знаешь, этого было недостаточно, но я сделал все возможное. Забавно, но когда вспоминаешь то, как все было… «Evisceration Plague» отличный альбом, но когда слушаешь его, понимаешь, что на нем не такие разнообразные барабаны. На всем альбоме одна или две сбивки, серьезно! В этом плане он получился скудным, но это был я, пытавшийся в своей голове уследить за метрономом. Я хотел держать нужный темп, делать то, что я и должен был делать. И, знаешь, 8 или 9 месяцев для этого недостаточно, поэтому, играя под метроном, я не мог делать все, что захочется. И угадай, что дальше? Что происходит, если начинаешь что-то делать постоянно, а годы идут? Мы говорим о четвертом с того момента альбоме, который мы, конечно же, записывали с метрономом, начиная с «Evisceration Plague». И я все это время играл под «клик». Естественно, у меня было время, чтобы прочувствовать его, понять его. И знаешь что? Я полюбил его, он мне нужен, я хочу так играть!
Это действительно влияет на качество всего. И новый альбом не исключение. С того момента это стало частью меня. Конечно, не все так просто, потому что песни делятся на части, темп может меняться – со всем этим приходится заморачиваться. Но в целом я все усвоил. И ты можешь услышать на «Red Before Black», что я снова похож на себя, если говорить о барабанах. Метроном мне больше не мешает, я с ним больше не сражаюсь, я привык к нему. Он сделал меня лучшим барабанщиком, а нас – лучшей группой. Такая вот история.

- Звучит заманчиво. На этом альбоме вы снова работаете с продюсером Эриком Рутаном, который не делал с вами прошлый альбом «A Skeletal Domain», его продюсировал Марк Льюис. Почему вы вернулись к Рутану?
В основном все свелось к тому, что мы просто хотели быть максимально ближе к дому. Мы все живем здесь во Флориде, около Тампы. Чем старше становишься… Ну, мы всегда заняты турами и т.п., но мы действительно ценим время, проведенное дома. Я и остальные парни решили, что лучше полностью погрузиться в рутину подготовки альбома, когда нужно и тренироваться, и сочинять песни, и репетировать одновременно… И знаешь что? К кому из местных мы могли бы пойти со всем этим? К Эрику, конечно! Он тоже здесь живет, мне до него ехать всего час. И мы взглянули на все иначе – мы можем остаться дома и записать альбом здесь, нам не нужно куда то ехать, обращаться к кому то еще. Мы почувствовали, что, в конце концов, мы сами решаем, каким будет материал, знаем, как он должен звучать. Мы не новички в этом деле, мы это уже делали, мы знаем, что нам нужно. И мы подумали: Эрик классный парень, хорошо к нам относится, живет рядом, запишет еще один крутой альбом, что нам и нравится. Так давайте останемся здесь, спокойно займемся альбомом и никуда не поедем. Потому что если выбрать другого продюсера, надо будет ехать куда то еще. Мы решили, что будет лучше, если мы все сделаем здесь. Когда я закончил запись своих партий, я мог поехать домой, заняться бытом, побыть с семьей, при этом будучи в «альбомном» режиме. Если что, я всего лишь в часе езды от студии. Все от этого только выиграли, и это действительно слышно на записи. Обычно, если все происходит иначе, это мешает, потому погрузиться в эту рутину было лучшим решением для нас. Это позволило нам не думать о лишнем и сделать, пожалуй, наш самый лучший альбом. И, конечно, Эрик внес свой вклад. Он наш друг, записал с нами до того три альбома. Он вырос как продюсер, а мы выросли как группа, когда работали с ним. Это был очень легкий процесс. Мы подготовились, как могли, он был готов, был настроен на работу. К тому же он разбирается в дэт металле, он сам дэт металлист, играет на гитаре в дэт металл группе [Hate Eternal – прим. ред.]. Ничего подобного я не могу сказать ни об одном другом продюсере, с которым мы работали. Работать с Эриком – просто круто.

- Как бы вы описали сам альбом и песни на нем? Ведь если взглянуть на обложки ваших последних альбомов, то они уже не такие жестокие и кровавые, как было в 90 е. Значит ли это, что и музыка стала менее брутальной?
Нет, совсем нет. Понятное дело, что нас все ассоциируют с нашими самыми знаковыми обложками – «Tomb Of The Mutilated» и «Butchered At Birth». Они очень живописные и очень жестокие. Возможно, у нас нет более смелого оформления, чем это. Но если посмотреть на обложки всех наших альбомов, они все брутальные. Кроме четвертого… «Eaten Back To Life» брутально оформлен, но у нас есть и нечто такое, как «The Bleeding». Что мы видим на «The Bleeding»? Что то авангардное, одновременно ничего особенного, просто кровь, что в этом оскорбительного? И это был один из наших самых продаваемых альбомов. И знаешь почему? Из за песен. Мы написали для него отличные песни. Думаю, мы всегда задумывались о том, как круто, что у нас такое оформление. Но оно не всегда должно быть таким жестоким, как у «Butchered At Birth» и «Tomb Of The Mutilated». И после выхода живописных «Bloodthirst» и «Wretched Spawn», какой следующий наш альбом стал важным для нас, вывел нас на новый уровень? «Kill»! Что там на обложке? Да ничего, просто логотип и надпись «Kill». Впечатляет? Да не то чтобы. Но снова свою роль сыграли просто убойные песни. Поэтому если ты судишь о книге по обложке, то наверняка взглянул бы на тот альбом и сказал бы: “Наверное, это не самый лучший материал Cannibal Corpse, потому что тут только надпись «Kill», никакой расчлененки”. Думаю, для нас не всегда должно быть так. Когда мы обсуждаем оформление, то все согласны, что нужно что то мрачное – это то, к чему мы сами идем. «A Skeletal Domain» очередной тому пример, там вообще пейзаж, но мрачный, загадочный, в духе «да что же, черт возьми, это такое»? Злобная, мрачная обложка. И «Red Before Black» это тоже нечто другое, она брутальна, но иначе. Когда ты жертва, и парень стоит над тобой, и ты проигрываешь. Ты видишь красное перед черным, ты видишь кровь перед смертью. Так что нам нравится обложка, когда до нее доходит дело, если мы всем довольны, потому что все, что мы делаем для группы, будь то музыка или что другое, все это мы делаем для самоудовлетворения. Когда все пятеро из нас довольны обложкой, мы надеемся, что и поклонникам она также понравится. Так все и происходит.

- А как вы выбираете то, в каком направлении двигаться оформителю? Например, вы или Алекс Уэбстер встаете и говорите: так, нам нужен этот чувак с топором, который как бы будет рубить того, кто на него смотрит.
Бывает по разному. Мы с самого начала работаем с Винсентом Локом. Когда мы избавились от нашего первого вокалиста, который с ним контактировал, я начал вести все переговоры. И уже после альбома «Vile» все оформление делалось сообща или мы просто говорили: эй, Винс, у нас есть такое название, но нет идей, придумай что нибудь. Но обложку, например, «Gallery Of Suicide», мы придумали вместе, мы хотели ее видеть. Последние два альбома, «A Skeletal Domain» и «Red Before Black», были оформлены по моим идеям. Я представлял эти обложки, я видел их, типа «кто то лежит на земле, кто то стоит над ним», и объяснил все Винсу, хотя он и так все видит, как и мы, в том же духе, в том же творческом ключе. И после того, как мы рассказываем ему концепт, он потом показывает нам что то, и мы такие: “Ого, круто, гениально, давайте оставим это!” Но он в курсе, что мы за группа, и хочет, чтобы мы были довольны, потому если что то нужно поменять, он всегда это сделает. Так что эта обложка, как я говорил, была моей идеей, ему нужно было сделать эскизы, собрать все вместе и в итоге сделать итоговый дизайн, чтобы все были счастливы. Мы доверяем Винсу, его художественным возможностям, его видению, так что он может действовать самостоятельно. То, что он предлагает, с вероятностью в 99% подойдет Cannibal Corpse.


Продолжение можно прочитать в журнале Rockcor N8 (2017). Заказать журнал

  • 0
  • 307

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent



  • Политика конфеденциальности