Rockcor N5 (2020) – U.D.O.: МЫ – ЕДИНЫ. Интервью. (короткая версия)


Несмотря на почтенный возраст и опыт в тяжелой музыке, господин Удо Диркшнайдер, лидер и голос легендарного коллектива U.D.O., продолжает удивлять. То возьмет в гитаристы нашего соотечественника Андрея Смирнова, то сына Свена посадит за барабаны, то с оркестром выступит, то в последний раз свою бытность в ACCEPT вспомнит - да так, что и одного “прощального” тура не хватило! И снова ему удалось превзойти все и вся, поскольку новая работа “We Are One” стала не просто очередным альбомом U.D.O., но полноценным творческим сотрудничеством с оркестром вооруженных сил Германии! А это уже совершенно другой уровень и опыт. К сожалению, мировая ситуация с коронавирусом приостановила грандиозные гастрольные планы, но музыкантов не сломила. О новом альбоме, о том, как живется на карантине, и о многом другом читателям Rockcor рассказали сразу два музыканта U.D.O. - отец и сын - Удо и Свен Диркшнайдеры.

- Приветствую, господа Удо и Свен Диркшнайдеры, я не ошибаюсь?
Удо: Привет. Да, все правильно.

- Как у вас дела? Как живется на карантине?
Свен: Ну, времена непростые, я бы сказал.
Удо: С нами все в порядке, мы сидим тут в Германии, можно выходить из дома, нет никаких проблем. Да, нужно надевать маску, когда идешь в любой магазин, но здесь в Германии ты можешь ходить, где угодно. Никаких проблем.
Свен: Все начинает возвращаться к привычному ритму, медленно, но все же. Все потихоньку приходит в норму, хотя до нее все еще далеко (смеется).

- Рад слышать, что у вас все хорошо. Кстати, не ощущаете ли вы сильного желания играть концерты, ведь уже давно не было никакой музыкальной активности?
Свен: У нас в Германии все запрещено, по-моему, до 31 августа. Не знаю, как в других странах, но все, что мы знаем, так то, что все летние мероприятия отменены, никаких больших фестивалей не будет. И множество туров, которые мы должны были отыграть, например, в России, Южной Америке, большой европейский тур с Helloween - все это тоже отменено.

- Давайте поговорим о вашем новом альбоме “We Are One”, который выйдет этим летом. Как известно, это совместная работа U.D.O. и немецкого военного оркестра. Когда вам пришла в голову идея, что вам обязательно нужно сделать альбом с оркестром?
Удо: Постараюсь объяснить побыстрее, хотя это весьма длинная история. Мы уже делали концерт с оркестром военно-морского флота, и все получилось в лучшем виде. Скажу, что мне всегда хотелось записать что-то вместе с оркестром, и мы пытались сделать что-то с симфоническими аранжировками. Ну, со скрипками и всем прочим. Но потом подумали, что песни звучали слишком мягко. И вот, когда мы работали в студии над альбомом “Steelhammer”, тот парень, который продюсировал альбом и делал сведение, он также был перкуссионистом в военном оркестре. И мы с Фитти [Винхольдом, бывшим бас-гитаристом - прим. ред.] пошли на его концерт. Честно признаюсь, мы представляли себе, что услышим что-то вроде рождественских мелодий, т.е. ничего особенного. К нашему удивлению, они сыграли что-то из ABBA, что-то из Майкла Джексона. И звук был такой мощный, с духовой секцией, нас это очень впечатлило. И потом мы начали общаться на эту тему, может, попробуем сделать что-то вместе и в таком духе. Просто военный оркестр должен был сначала получить одобрение министра, разрешение на работу с нами и т.д., и т.д. Затем мы подготовили целый концерт с оркестром, состоявший из песен U.D.O. и Accept с немного измененными аранжировками. Слушателям понравилось, и мы сыграли эту программу еще раз на фестивале Wacken Open Air, правда, уже с другим оркестром.
Свен: С официальным оркестром вооруженных сил Германии. Это было в 2015 г.
Удо: В 2015 г., да. Наше совместное выступление длилось больше 2 часов, но это был такой успех, что мы даже задумались - а не сделать ли нам совместный альбом? Но не так, как до того, когда мы брали песни U.D.O. или Accept и просто писали для них симфонические аранжировки. Мы хотели создать совершенно новые песни, с нуля! Для группы с оркестром! Мы начали сочинять песни, потом аранжировать, потом записывать - все это заняло около года. И результатом этого сотрудничества стал альбом “We Are One”. Думаю, для нас это хороший альбом, интересный альбом, не типичный хэви-металлический альбом. В том смысле, что не такой, как мы обычно делаем с U.D.O. В каком-то смысле мы были ничем не ограничены, у нас была полная творческая свобода, мы могли писать какие угодно партии для абсолютно любого инструмента. Очень интересный опыт.

- И каковы впечатления от работы с такой толпой талантливых и образованных людей? Сложно было? Может, вы и сами чему-то научились?
Свен: Конечно. В этом проекте участвовало много людей, в т.ч. и в сочинении. Конечно, основу сочиняли наши гитаристы, Штефан Кауфманн и Петер Бальтес что-то предлагали, а также мы работали с аранжировщиками из самого оркестра. Мы садились и говорили им: “Вот наши песни”. Они их слушали и думали, что можно было предложить в плане своего видения, как они слышали оркестр поверх всей этой музыки. Как ты заметил, это образованные люди, они учились музыке профессионально. Например, одним из наших аранжировщиков был парень, который реально видел в музыке цвета! Я вот никогда о таком раньше не слышал. И было забавно, когда он пытался что-то до нас донести, какие-то свои мысли. Он слушал песню, а потом говорил: “Так, настроение здесь желтое”. Или зеленое. Или красное. И тут же начинал что-то писать в нотных листах. Было очень интересно, особенно потому, что мы работали с людьми из совершенно иного музыкального жанра. Там было где-то 60 музыкантов, для каждого нужно было написать партию. Так что для нас это был совершенно новый опыт.
Удо: Для них тоже.
Свен: Да, для них тоже. Когда мы готовились с ними к совместному концерту, многие совершенно не могли понять, как я могу играть на бас-барабане двумя ногами! Они такого никогда не видели, но им очень понравилось. Думаю, в конечном итоге мы очень хорошо сработались.

- Какими были их впечатления от того, что их привлекли к созданию металл-альбома? Как по мне, многие музыканты в оркестрах больше любят классическую музыку, а не поп и рок. Не было ли сложностей в понимании?
Удо: Думаю, ты не совсем прав, потому что в оркестре было полно рокеров (смеется).
Свен: И много людей, которые действительно слушают металл, из того поколения, которые застали еще классические времена Accept. И, думаю, они были просто в шоке, когда их дирижер сказал им, что им предложили поработать с Удо Диркшнайдером. Ух ты, вот это круто! Конечно, были люди, которые не совсем понимают тяжелую музыку, и для них все это было странным. В духе “до чего мы докатились - играем с металл-группой, хотя обычно играем военные марши”. Но в целом все были довольны. Особенно на концертах. Со сцены энергия просто била ключом, когда наша группа играла с оркестром. Это можно услышать и на этом альбоме.

- Почему вы привлекли к работе именно этот оркестр? Насколько я знаю, на “Navi Metal Night” вы записывались с оркестром военно-морского флота, а новый альбом записывали с оркестром вооруженных сил.

Свен: Да, тот альбом мы записывали с другим оркестром. Просто как раз после того мероприятия, которое и запечатлено на “Navi Metal Night”, они вышли из-под правительственной юрисдикции. Фактически их подразделение было расформировано, и оркестр перестал существовать. А когда об этом узнали сотрудники официального военного оркестра, они связались с нами и предложили свои услуги. Сказали, что это классный проект, и они хотели принять в нем участие. Не столько мы выбирали оркестр, сколько они подсуетились, будучи в курсе всей истории с U.D.O. и “Navi Metal Night”. Так мы и сыграли с ними на том фестивале Wacken Open Air.

- А слышали ли вы какие-нибудь другие группы, которые используют оркестровые аранжировки в своей музыке? Вроде Septic flesh, Hollenthon или Fleshgod Apocalypse?
Свен: И у них настоящая духовая секция?
Удо: Я никогда ничего такого не слышал.

- Они больше используют звуковые эффекты, нежели настоящие инструменты, но звучание весьма эффектное. Т.е. вы ничего подобного не слышали?
Свен: Если ты о том, слушали ли мы работы других групп с оркестром, чтобы понять, что и как нам делать, то нет. Мы хотели быть совершенно независимыми, ни на кого не равняться. Много групп, успешных групп, вроде Metallica, Scorpions, Deep Purple, выступали с оркестром, но это был в первую очередь их материал, а оркестровые аранжировки уже делались поверх него. И по большей части эти оркестры состояли из струнных секций. Такая симфоническая составляющая делает музыку мягче, а духовая секция, наоборот, добавляет больше металла, как бы забавно ни звучало. Иногда она звучала громче нас самих (смеются).
Удо: И это кое-что да значит!

Продолжение читаем в Rockcor N5 (2020). Заказать журнал

  • 0
  • 267

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение