Rockcor N1 2016 - У НАС ЮБИЛЕЙ! Интервью с Алексеем Болдовым

Rockcor N1 2016 - У НАС ЮБИЛЕЙ! Интервью с Алексеем БолдовымВ далёком 1991 году журнал Rockсor стал долгожданным ответом на неистовое желание тысяч рок фанов иметь своё иллюстрированное издание – журнал, из которого не только можно было бы узнать о жизни и творчестве исполнителей, но найти ответы на первостепенные мировоззренческие вопросы. Появление журнала имело эффект разорвавшейся бомбы. И с тех самых пор рок движение приобрело не только силу, осмысленность и на правленность, но и организованность, так как Rockсor стал таким организатором и настоящей путеводной звез дой для всех тех, кто в этом так нуждался (в том числе и для автора этих строк). Много воды утекло с тех пор, но Rockсor никогда не сходил с однажды избранного пути и сейчас – спустя 25 лет с момента своего старта по-прежнему несёт в массы разумное, доброе, вечное…ну и конечно настоящий РОК! Все эти годы журналом руководил и за всю его деятельность отвечал один человек – Болдов Алексей Николаевич, бессменный руководитель и директор Роккора. И он в этот значимый для журнала день великодушно согласился ответить на мои вопросы, что в итоге получило вид вот такого исторического интервью, которое сейчас и предлагается вашему вниманию.

- Здравствуйте, Алексей Николае вич! Позвольте поздравить Вас и всю редакцию журнала Rockсor со значительным юбилеем – с 25 тилетием! И в связи с этим сразу же первый вопрос: что для Вас и для журнала в целом этот юбилей? Какие мысли и чувства у Вас в связи с такой датой и годовщиной?
- Здравствуйте, тезка! Спасибо за поздравление. Думаю, надо поздравить и всех наших читателей, которые поддерживают нас в эти непростые времена! Четверть века! Юбилей вызывает двойственные чувства. С одной стороны, конечно, событие радостное. Можно гордиться, что рок журнал дожил до наших дней, несмотря все трудности, происходящие в сфере рок музыки в нашей стране. С другой стороны, меня стала печалить фраза: я вырос на вашем журнале, и чем старше говорящий это, тем мне становится печальней. Начать бы это дело не в 35, а хотя бы в 25. Тем не менее я рад, что в России еще есть настоящие люби тели рок музыки. Я имею в виду не толь ко тех, кто делает журнал, но и наших читателей. А среди них много тех, кто с нами с первых номеров. Особенно радует, что некоторые читатели становятся нашими авторами.

- Чем нынешний юбилей отличает ся от предыдущих?
- Да в сущности ничем. Еще одна веха на пути. Надеюсь, не последняя. Хотелось бы, конечно, отметить юбилей как то грандиозно. Но не те времена… Хотя раньше мы отмечали не только юбилеи, но и каждый день рождения журнала. но … иных уж нет, а те далече… Со временем необходимость в частом и бурном общении уменьшается.

- Как Вы оцениваете пройденный журналом путь? Что Вы считаете главными и основными достижениями журнала за эти 25 лет?
- Считаю, что оценивать должны читатели. Но что касается меня, то я удовлетворен. Разве можно быть не удовлетворенным тем, что сам Мерилин Мэнсон спрашивает, будет ли у нас хит парад и попал ли он в него. Все нормально, но основные достижения нас еще ожидают.

- Что особенного произошло со времени прошлого юбилея, который был 5 лет назад?
- С журналом? Да ничего особенного. В журнал пришли новые люди, и он, наверное, изменился. Говорят, стал интереснее. Но мне трудно увидеть изменения, даже если они значительные. Знаете, когда твое дитя постоянно перед глазами, то изменения не особо заме чаешь. И даже если ребенок вырос, он все равно остается для тебя ребенком. А мой журнал – это мое детище. Для оценки надо отойти подальше и взглянуть со стороны. Мне это сделать тяжело. В силу того, что я пока прислушиваюсь к советам и часто им следую, надеюсь, что изменения, если они происходят, то происходят в лучшую сторону. Если Вы имеете в виду изменения в мире, то я даже говорить о них не хочу. Наверное, есть люди, которым они нравятся. Что касается меня, то, конечно, я понимаю, что изменения как в экономическом плане, так и в коммуникационном, неизбежны. Хороши ли они?... История покажет.

- В чём различие жизни и концепции журнала сейчас и скажем 25 лет назад, сейчас и 5 лет назад?
- За 25 лет… Все другое. Если прочитать историю журнала, печатавшуюся в 2011 году, то можно увидеть, как изменилось отношение людей к музыке, к носителям, к концертам. Изменился сам процесс изготовления журнала. Ведь клеили бумажные гранки резиновым клеем. А за 5 лет? Кто мог представить, что с музыкальным бизнесом случится такое? Я считаю, что для рока наступают темные времена. Реально темные, а не «темные» из стилевых определений. Но в полном соответствии с концепцией журнала, мы будем отстаивать право на существование рок-сцены.

- Давайте немного коснёмся истории. Как появилась идея создать журнал и как Вам тогда, в 1991 году, представлялась генеральная линия журнала?
- Это было так давно. Давайте возьмем цитату из “Истории журнала”, напечатанной к прошлому Юбилею: В конце восьмидесятых я бросил инженерствовать в разных научно исследовательских институтах и стал заниматься проведением концертов в спортивно развлекательном комплексе «Измайловский». До этого все свободное от работы время я посвящал увлечению музыкой вообще и роком, в частности. Собирал по крохам информацию о коллективах, диски и т.д. Кстати, последнее мое совковое место работы называлось НИИ Лубяных волокон, где мы исследовали свойства льна и конопли (!!!). Классное было НИИ. В 1990 году я решил не гноить всю собранную информацию, а поделиться ей со всеми, начав издавать журнал, тем более, что теперь моя работа находилась не в сфере конструирования электронно-вычислительных машин, а в сфере рок бизнеса. Я собрал коллектив, состоящий из сотрудника нашей фирмы, художника Володи Чижевского и старого знакомо го Александра Кудрявина, тем более, что последний перед этим дол го и безрезультатно мыкался с такой же идеей. У него уже был опыт участия в изданиях пары черно белых фэнзинов в качестве глав.реда. Издателями были разные более обеспеченные и, главное, рисковые люди. После предварительной работы, заключающейся в мучительных поисках названия, мы остановились на предложенном мною названии «РОККОР» (рок корреспондент) по аналогии с известными термина ми двадцатых годов прошлого столетия: «рабкор» (рабочий корреспондент), «селькор» (сельский корреспондент) и т.д. Была разработана концепция, но, к сожалению, мой начальник быстро охладел к идее с журналом, и на этом все закончилось, то есть ничем… Но, как оказалось, не навсегда. Тем временем музыкальная жизнь продолжалась. Обмен пластинками шел вовсю, но с усилением перестройки начал переходить, как и во всех остальных областях жизни, во все более коммерческое русло. Начали расти как грибы ларьки, где продавали музыку на всяческих носителях, в основном на кассетах. Про них теперь уже почти все за были. Простой народ, голодный до музыки, их хватал со страшной си лой. А поскольку народ пошел в музыку косяком, она стала масс куль турой, что всегда и во всех областях сопровождается упрощением и, не побоюсь этого слова, оглуплением. Родилась ПОПСА!!! Появились всякие “Миражи”, Жомы Руковы и прочие и как апофеоз болванизма – «Ласковый Май». Это было нечто! Кассетники не выдерживали сего издевательства и разваливались на части. Правда, советские аппараты даже такого ширпотреба делались на совесть, поэтому уши все таки успевали завернуться лепестками наподобие этих самых проклятых «роз». Спасало одно – у меня была и другая музыка…Началось долгое и продуктивное сотрудничество со студиями звукозаписи – я им поставлял западную музыку, они мне совок – и все вместе мы это несли людям. Также я делал мастер копии для всяких ларьков вплоть до города Сочи. В процессе такого «бизнеса» я познакомился с Вади мом из славного города Свердловска. У него была студия, для которой я поставлял музыку на бобинах и на видеокассетах. Некоторые модели, очень дорогие, позволяют писать на видеокассету на всю полосу толь ко звук. В результате получается запись обалденного качества, кото рую можно тиражировать многократно с малыми потерями по частотам. И вот как то за разговором, когда я ему рассказал об идее рок журнала, Вадим предложил мне достать деньги на издание оного. Будучи в его родном Свердловске известным человеком он нашел нужную сумму у известного автора исполнителя А.Новикова, на которую мы и издали затем первый номер. Сам Вадим работал в то время в СМУ, как сейчас помню, на улице Добролюбова, называвшегося тогда Эксперименталь ным предприятием «Ермак». Мне пришлось устроиться туда предста вителем предприятия в городе Москве и параллельно с созданием жур нала продавать какой то мрамор. Дело мне предстояло непростое, но тогда всем было непросто. Впрочем,как и сейчас. Только тогда все были молодые, здоровые и веселые, несмотря ни на что.

Полностю интервью можно прочитать в Rockcor N1 (2016)


  • 651


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение