Пресс-конференция с Расселом Кроу.

17 марта состоялась пресс-конференция с голливудским актером Расселом Кроу, исполнителем главной роли в фильме Даррена Аронофски «Ной», который уже успел наделать шуму как среди религиозной, так и светской общественности. В непринужденной и веселой обстановке Рассел рассказал журналистам и ведущему конференции Антону Комолову о своем первом опыте работы с Аронофски, 36 днях дождя, твитах Папе Римскому и собственной ферме, а также унес на свой ковчег множество любопытных подарков.

Журналист: Здравствуйте, Рассел, у меня есть для Вас подарок (вручает Расселу плюшевого мишку и флаг российского флота). Если Вы вдруг захотите взять кого-то из России в свой ковчег, возьмите его – это медведь, символ России. И у меня также есть флаг.

Рассел Кроу: Извините, пожалуйста, объясните еще раз, что это?

Антон Комолов: Вообще-то это Винни Пух!

Р.К.: А, из сказки! А это что? (указывая на флаг). Это ведь не национальный флаг.

Ж.: Да, это флаг российского флота. Вам нравится? Вам, как Ною – самому важному моряку в истории.

А.К.: Не уверен, что Ной был моряком, но…

Р.К.: Что ж, по-моему, это отличное начало!

Ж.: Добрый день, спасибо большое, что Вы приехали, спасибо Вам за Ваше творчество, Вы всегда нас удивляете. Скажите, пожалуйста, как Вы считаете, почему в последнее время так много фильмов на тему Библии и на тему апокалипсиса? Как Вам работалось с Дарреном Аронофски? Говорят, что с ним очень сложно работать на площадке.

Р.К.: Я не знаю, почему так много фильмов снимается на тему Библии, но если Вы посмотрите на историю Голливуда, Вы поймете, что многим нравится снимать фильмы, когда кто-то другой снимает картины на эту же тему, просто чтобы сделать лучший фильм. Всегда существует такая тенденция: снимается фильм на одну тему и тут же появляется много сиквелов или похожих фильмов. Вы знаете, Даррен – один из тех, кто никогда не прекращает быть режиссером, и это хорошо. Но, с другой стороны, это так же может быть сложно, потому что он остается режиссером даже в те моменты, когда выключается камера. Мне понравилось с ним работать. Дело в том, что когда ты работаешь над таким большим проектом, нужно понимать, что ты хочешь видеть в конце, и режиссер – это тот, кто должен знать, что должно в итоге быть на экране. Именно таким режиссером был Даррен.

Ж.: Мистер Кроу, рады Вас видеть в Москве. Фильм потрясающий, огромное спасибо. Наш художник сделал для Вас именной ковчег, своими руками из дерева, мы бы хотели его Вам преподнести.

А.К.: Есть ли там животные?

Ж.: К сожалению, нет (смеется). Это Вам, от России, от Москвы – большое Вам спасибо за творчество.

А.К.: Это из пластилина или из хлебного мякиша?

Ж.: Это из дерева, из старого дерева – ручная работа. Именной, специально для Рассела Кроу.

Р.К.: Вы сами это сделали?

А.К.: Без инструментов, одними голыми руками.

Р.К.: Подождите, без инструментов? А посмотрите, там вбиты гвозди!

А.К.: У нас сильные пальцы! (смеется). Спасибо большое, это мы передадим в музей «Поле Чудес»…

Ж.: Добрый день, мистер Кроу. Спасибо за фильм, он вызвал очень много эмоций. Я хотела спросить о том, как Вам давались эмоции в кадре; в частности, меня поразил момент, когда Вы заплакали. Трудно ли Вам было плакать в кадре?

Р.К.: Вы знаете, эта арка моего персонажа, которую ему нужно пройти – это очень большое путешествие его души, очень тяжелое задание, которое стоит перед ним, и, конечно, ожидаемо, что эта миссия потребует от него выложиться на полную. Именно поэтому я и принялся за эту работу.

Ж.: Здравствуйте, у меня такой вопрос: верите ли Вы в судьбу и в предназначение, как верил Ваш герой? Были ли у Вас в жизни подобные вещие сны или чудеса, которые Вы видели и понимали, что теперь должны поступить именно так?

Р.К.: Да, у меня были подобные моменты, когда мои сны предсказывали что-то в моей жизни. Но бывали и сны, которые абсолютно никак не относились к моей жизни, к моему будущему. Но я думаю, что существуют вещи, которые определяют, как бы подсказывают нам наше будущее, нашу судьбу. Перед всеми нами стоят какие-то сложности, какие-то препятствия, и, конечно, когда мы их преодолеваем, то именно через это мы переходим в другую стадию нашего будущего.

Ж.: Здравствуйте, Рассел. Спасибо Вам за фильм, спасибо за очень крутую, брутальную актерскую игру. Ваша трактовка образа Ноя и всей этой библейской истории в фильме уже вызвала в мире неоднозначную реакцию. Вы не боитесь того, что международный зритель может отнестись к этому негативно? Все библейские события в фильме показаны неоднозначно. Не боитесь ли вы реакции религиозного сообщества, религиозных людей по всему миру, потому что уже многие из тех, кто еще не смотрел фильм, уже выражают свое недовольство?

Р.К.: Да, я думаю в этом и есть смысл, потому что это поразительно – то, что люди не смотрели фильм и все равно его уже комментируют, уже составляют о нем свое мнение. Именно это – главный вызов этому фильму. И все зависит от того, какую Библию Вы читали, в какой трактовке, в каких деталях. И, поверьте мне: Даррен исследовал все эти версии, он все их прочел, изучил. И как бы эта история ни представлялась в тех или иных источниках, он смог ее выразить полностью. Да, ему пришлось что-то восполнять своим воображением – то, о чем не было написано, и он с большим уважением отнесся к этой истории. И я думаю, что она понравится верующим людям.

А.К.: В конце концов, сейчас мало сохранилось свидетелей тех событий, с кем можно было бы проконсультироваться, их не так много.

Ж.: Мистер Кроу, спасибо большое за Вашу работу, было очень приятно снова увидеть на экране Вашу замечательную пару с Дженнифер Коннелли. Хотелось бы спросить, почему Вы согласились на эту роль? И конкретно сейчас, если бы произошла такая ситуация, как в фильме, кого бы Вы взяли на свой ковчег?

А.К.: Отсюда, из этого помещения?

Р.К.: Ну, тебя я точно не возьму (улыбается). Мне просто нравятся фильмы Даррена Аранофски. Мне кажется, что у него очень оригинальный подход к фильмам. Мне очень понравился «Черный лебедь», он меня захватил. Мы долгое время ходили вокруг да около, приглядывались друг к другу 10-15 лет, смотрели на работы друг друга. Мы были на одних кинофестивалях, тогда он уже работал с Дженнифер над «Реквиемом по мечте». Он сказал мне, что собирается снять фильм о Ное и перед началом работы дал мне два обещания: он пообещал, что мне нужно будет носить сандалии и что мне ни разу не придется стоять на ковчеге бок о бок с жирафом или слоном. И он показал мне некоторые наброски того, как он собирается это сделать – он очень организован в этом плане. Всё это повлияло на мое решение, потому что мне действительно хотелось участвовать в этом проекте, мне хотелось участвовать в его видении этой истории. И миссия Ноя – это просто невероятная миссия, было интересно побывать на месте этого героя и подумать не только над тем, как он заботится о людях и животных, а именно рассмотреть эту историю с точки зрения апокалиптического путешествия персонажа. Мне бы не было интересно играть его в любой другой версии, мне было интересно вжиться именно в мир Даррена.

Ж.: Здравствуйте, мистер Кроу, я хотел сказать, что это прекрасная роль, и я надеюсь, что Вы получите номинацию. Роль очень серьезная, интересная, и это библейская история, а Вам через месяц исполняется 50 лет. В данном контексте, как Вы для себя расцениваете эту роль? Как будете отмечать день рождения? И является ли для Вас это неким перевалочным пунктом в карьере – такая роль и возраст в том числе, потому что для мужчины это тот возраст, в котором он начинает чувствовать себя солидным? Чувствуете ли Вы себя так?

А.К.: Где будете отмечать, на кораблике? (смеется)

Р.К.: Спасибо за то, что вспомнили, что мне исполнится 50 в этом году. Вы знаете, я о днях рождения особо не думаю. Обычно я провожу свой день рождения в подготовке к каким-то проектам, так что и в этот раз я даже не замечу, как он пройдет. Я как раз буду сниматься в проекте Габриэля Муччино «За закрытыми дверями» и думаю, что просто не успею заметить, как наступит день рождения. Вы знаете, есть поговорка о том, что если ты не можешь встать попозже, то смысла праздновать особо нет. Что касается того, как эта роль отражает мой возраст, я думаю, что самым большим моим вкладом в эту роль было то, что я смог вырастить свою собственную бороду (улыбается).

Ж.: Мы привыкли Вас видеть в роли бунтаря, хулигана, по крайней мере, многие зрители. Когда поступило предложение сыграть библейского праведника, как Вы отнеслись к такой ответственности, не боялись ли, что зрители не примут, не поймут или не поверят? И как готовились к роли?

Р.К.: Вы знаете, я прочитал то, что мог прочесть, разные взгляды на этого героя, и мне было очень интересно, потому что раньше я не понимал, что в каждой серьезной религии есть свой рассказ о Великом Потопе. И для меня это не религиозная вещь; это скорее то, через что прошли все люди, все поколения – не зря этот рассказ существует в различных религиях. Я бы не сказал, что существует настоящее доказательство того, что это действительно произошло, но мне было интересно показать именно это индивидуальное небольшое путешествие человека, которое пришлось пройти. И мне кажется, что именно эта история, очень личная, очень интимная, будет понятна зрителю.

Ж.: Простите, я без подарка. У меня просто вопрос, традиционно. Ваш персонаж – он очень хозяйственный, в прямом смысле слова, всё делает своими руками. Правда, что Вы мечтаете стать фермером и настолько хорошо работаете дома – забиваете гвозди, вешаете картины, можете починить все, что угодно? Или это слухи?

Р.К.: Да, у меня есть ферма, с 1996 года. Конечно, я не провожу там так много времени, как мне бы хотелось, но она приносит мне очень много радости. Вы знаете, просто прийти туда, сделать какую-то простую работу (недавно мне пришлось обновить покрытие на старых деревьях, которое я накладываю, чтобы защитить их) – мне очень нравится именно работать руками. Хотя, с другой стороны, мне нравятся и другие вещи в жизни: например, приезд сюда, в Москву, в такой красивый город, как часть моей работы. Актеры часто говорят, что лучшее в нашей работе – это одновременно и самые тяжелые вещи. Главным образом, это то, что ты можешь меняться, то, что ты можешь выучить, узнать что-то новое, получить какие-то новые навыки для роли, и тебе всегда хочется приступить к новой работе, потому что тебе интересно, чему она тебя научит.

Ж.: Вы уже сказали при ответе на вопрос, что Даррен Аронофски подошел серьезно к изучению библейской истории, но, всё же, фантазия на тему Книги Бытия получилась очень вольной. Возникали ли у Вас или у кого-то из Ваших коллег по съемочной площадке (актеров, продюсеров) вопросы, споры, на этапах прочтения сценария с режиссером?

Р.К.: Было очень много обсуждений. Вы должны понять, что когда ты подписываешься на такой проект, с таким режиссером, как Даррен Аронофски, здесь нужно понимать, что как бы много материалов ты ни собрал касательно своего персонажа, режиссер уже сделал это, он уже прошел этот путь от Библии к Библии, от трактовки к трактовке. И те вопросы, ответов на которые нет ни в одном из источников, Даррену пришлось раскрывать самому: например, то, как люди жили в то время, чем они занимались… И это было очень интересно. Даррен знал, как он хочет сделать этот фильм, и поэтому наши обсуждения касались того, как путешествуют внутри себя и внутри этой истории персонажи. Он – автор этой истории, и мы были там для того, чтобы работать в созданной им вселенной.

Ж.: Скажите, Вам понравилось проводить столько времени под дождем во время съемок, или это было самой тяжелой их частью?

А.К.: У Вас был зонтик?

Р.К.: Вы знаете, у нас было так много установок для дождя, что мы могли затопить восемь футбольных полей за десять секунд. Как только работники нажимали кнопку и эти машины начинали работать, можно было затопить все, что угодно. Было очень холодно, очень мокро. Съемки велись летом, но даже наш бюджет не позволял сделать это лето достаточно теплым. У нас было тридцать шесть дождливых дней на съемках – немного меньше, чем в Библии. Тридцать шесть дней мы стояли под холодным дождем; у нас, конечно, не было никаких зонтиков, и это оказывало на всех определенное влияние. Нельзя провести 36 дней под холодной водой и не почувствовать это на себе. Иногда я смотрел на эти машины, которые стояли надо мной, и в первые секунды, когда начинала литься вода, я смотрел, как разливаются струи, я видел эти потрясающие круги, в которых расходились капли, и я принимал ту красоту, которая происходила надо мной. И, в то же время, я знал, что эти красивые капли через несколько секунд упадут на меня и мне станет очень холодно.

А.К.: Вода была холодной или теплой?

Р.К.: Ледяной! Холодной до невозможности.

А.К.: Мне интересно, ведь, согласно Библии, в те времена люди жили по 900, 800 лет. Как решался этот вопрос с возрастом героев и самого Ноя? Ною, по-моему, было на момент смерти чуть ли не 950…

Р.К.: Мафусаилу, Вы хотели сказать? Вы что, не смотрели фильм?

А.К.: Я видел трейлер (улыбается).

Р.К.: А Вы собираетесь посмотреть фильм сегодня вечером? После того, как посмотрите фильм, Вы узнаете ответ на свой вопрос.

Ж.: Несмотря на то, что рассказ Аранофски о библейских событиях получился довольно вольным, в фильме есть одна сцена, которая действительно было в Книге Бытия: сцена, когда уже после потопа Ной напивается вином и потом лежит на пляже обнаженный, и сын укрывает его покрывалом. У меня вопрос, какой, по Вашему мнению, смысл, в чем символизм этой сцены, что в Библии, что в фильме? Может быть, какая-то аллегоричность? Или, может быть, смысла вообще никакого нет, а Ной, как и, в принципе, любой нормальный мужчина, в трудную минуту жизни решил взять и залить горе вином?

А.К.: И было ли вино сухое или полусладкое?..

Р.К.: Да, Совиньон Блан! (смеется). Я думаю, что любые вопросы насчет трактовки или аллегории следует всё-таки задавать режиссеру. Мне кажется, что многие религиозные тексты открыты для трактовки, люди могут читать их и понимать по-своему. Именно здесь Вы видите свою трактовку, потому что Даррену очень интересна была сама история Ноя, и это его трактовка этой истории.

Ж.: Я знаю, что у Вас состоялся режиссерский дебют – Вы снимаете картину «Искатель воды» (“Water Diviner”). Насколько сложнее быть режиссером, чем актером?

Р.К.: Да, мы буквально недавно закончили последний день съемок в Турции. «Искатель воды» был для меня потрясающим опытом. Со мной работала удивительная команда, и актеры были просто гениальными. Я скажу Вам, что это будет очень красивый фильм. Я являюсь и режиссером, и актером в этом фильме и должен сказать, что это легче, чем просто работать актером на проекте, потому что мне нравится быть тем, кто стоит у руля проекта. В 1970 году я снялся в своем первом сериале на телевидении и с тех пор уже около тридцати лет работаю актером на других проектах. Я понимаю, что это уже в моем ДНК, и мне это очень нравится, но став режиссером, я почувствовал что-то новое, потому что актерскую профессию я знаю уже десятки лет. Очень интересно совмещать эти две вещи и погрузиться в режиссерскую профессию так же глубоко, как я погружен в актерскую профессию уже много лет. И нельзя останавливаться, думать, что ты достиг чего-то конечного. Мне очень понравилось работать над этим фильмом, и теперь осталось лишь отправиться в монтажную комнату и исправить то, что я сделал не так.

Ж.: Здравствуйте, Рассел, добро пожаловать в Москву. Я представитель команды блоггеров, хотелось бы задать вопрос от читателей, которые активно писали нам в Твиттере: будет ли продолжение фильма?..

А.К.: «Ной-2»?

Ж.: Да, многие еще не смотрели, но уже спрашивают: возможно, придумают что-то новое?..

А.К.: «Месть Ноя»! (смеется)

Ж.: И второй вопрос: что бы Вы хотели передать нашим читателям из Твиттера? Мы знаем, что Вы тоже активный блоггер и присутствуете в Твиттере, мы сегодня писали Вам туда.

А.К.: Не получили сообщение?

Р.К.: Ваше сообщение было «Увидимся на пресс-конференции!»? Это Вы написали мне? И Вы, и Вы? (указывает на журналистов).

А.К.: «Я буду в полосатом свитере!»

Р.К.: А, понятно. Простите, не прочитал конкретно это сообщение (смеется). По поводу второй части, Вы знаете, Ной прожил еще несколько сотен лет после того, как закончилась эта история, и я думаю, что если люди захотят увидеть вторую часть, то мы сможем придумать что-нибудь. Например, «Ной снова плывет», «Ной снова в море». Я не знаю, как мы это сделаем, но если будет спрос, то будет и предложение.

Ж.: Рассел, добрый день! Спасибо за фильм. В продолжение темы Твиттера: в феврале Вы опубликовали несколько постов в Твиттере с обращением к Папе Римскому, чтобы он посмотрел этот фильм. Скажите, пожалуйста, какой реакции Вы ожидали, последовала ли реакция и в чем была цель подобных постов?

Р.К.: Я думаю, что за последнее время он показал, что он необычный человек, и верующие люди обязательно должны посмотреть этот фильм, потому что они получат много от этой картины.

Ж.: Здравствуйте, Рассел. Замечательный фильм, мы получили большое удовольствие. Скажите, насколько Вам самому близок этот персонаж, поскольку многие из нас увидели довольно иного Ноя; есть ли у Вас какие-то общие черты с этим героем?

Р.К.: Вы знаете, я не видел финальную версию фильма и я не знаю конкретно, как выглядит этот эпизод в итоговом варианте; но там есть такой эпизод, когда сын Ноя поворачивается к нему и говорит: «Не думай, что Он выбрал тебя просто так». И ответ на это таков: Ной был выбран потому, что он сделает эту работу, выполнит эту миссию, не потому что он хорош, а потому что именно это качество в нем самое важное – то, что он не отступит от задания, пока его не закончит. И мне кажется, что именно эта деталь наиболее интересна: задание не посылается тому, кто не может взять на себя ответственность. Мне кажется, что то, как мы воспринимаем любое задание, посланное нам, – это наш личный выбор. И я действительно предпочитаю думать, что когда я беру на себя какую-то ответственность, то обязательно выполню стоящую передо мной задачу.

Ж.: В последнее время мы каждый год видим по несколько фильмов о конце света. Как Вы считаете, с чего это все вдруг стали так ждать конца света и бывают ли у Вас самого какие-нибудь апокалиптические предчувствия?

А.К.: И какой конец света был бы самым классным?..

Ж.: ..и что самым классным было бы после него?

Р.К.: Вы знаете, у меня есть двое детей и я бы не хотел говорить о конце света, я бы хотел говорить о будущем своих детей, о том, что их ждет впереди, о том, что нас всех ждет впереди.

Ж.: Мне показалось, что в фильме немного продвигаются идеи вегетарианства. Как Вы сами к этому относитесь? Может быть, Вы сами вегетарианец?

А.К.: Там никого не съели на борту? (улыбается)

Р.К.: Вы знаете, Даррен Аронофски вегетарианец, он так же активист защиты животных. И, конечно, в его работах мы видим этот его взгляд на жизнь. Я сам фермер и на моей ферме мы выращиваем скот, чтобы его есть. И когда мы убиваем животных, чтобы их съесть, мы делаем это так, чтобы им было как можно более комфортно – мы ничем их не накачиваем или что-то подобное, мы делаем это…скажем, так, гуманно. И я думаю, что, конечно, нужно думать о том, как разные виды животных подвергаются убийству на фермах, на заводах, на местах, где их разводят. Но я всегда ел мясо, потому что считал, что это источник протеина. Однако с годами я стал больше есть рыбу. Но те стейки, которые я делаю у себя на ферме, так прекрасны, что я просто не могу от них отказаться (улыбается).



Екатерина Соловьева

  • 0
  • 1 209

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение