Rockcor 2018 N5 - Интервью с группой Immortal (короткая версия)


Демоназ (он же Харальд Невдаль) – далеко не последняя фигура в мире экстремального металла. А ещё он – один из пионеров второй волны блэка, возникшей в Норвегии в начале 90-х. В 1991-м он вместе со своим другом Аббатом сколотил коллектив со скромным названием IMMORTAL. Вдохновившись красотами Норвегии и группами Venom, Bathory и Celtic Frost, ребята стали ковать собственный вид металла – мрачный как сама ночь; холодный и суровый как климат Бергена. IMMORTAL – одни из отцов-основателей блэка норвежской школы. Почти за 30-летнюю карьеру они успели выпустить восемь студийных альбомов. Весной 2015-го из-за внутренних разногласий группу покинул Аббат (он же Ольве Эйкему), решив отправиться в сольное плавание. Долгое время IMMORTAL молчали, и после ухода харизматичного (и, казалось бы, незаменимого) фронтмена многие, наверное, уже успели списать эту легендарную команду со счетов, но оказалось, что парни в прекрасной форме и полностью оправдывают своё название – 6 июля легендарные «бессмертные» норвежцы выпустят долгожданный новый (девятый) альбом, получивший название ‘Northern Chaos Gods’ («Боги Северного Хаоса»), и пластинка станет настоящим событием в мире экстремальной музыки. Нам представилась возможность поговорить с Демоназом по телефону и обсудить последние новости в лагере IMMORTAL, новый альбом, музыкальные влияния и источник вдохновения, серьёзную болезнь Харальда, которую он успешно победил, и планы насчёт гастролей. Вопреки своему мрачному и суровому образу, Харальд оказался невероятно приветливым, приятным и жизнерадостным человеком. Впереди вас ждёт история простого норвежского парня, ставшего легендой блэка.

- Привет, Харальд! Рад слышать тебя! В первую очередь хочу поздравить с выходом долгожданного нового альбома! Знаю, он дался тебе нелегко, но ты справился. Я уже слышал заглавный трек и могу сказать, что Immortal по прежнему верны себе. Уверен, новый материал, как всегда, будет эпичным и убойным!
- Спасибо! Да, альбом выходит 6 июля, в мой день рождения (смеётся). Сам себе подарок сделал.

- Здорово! А я как-то не подумал о таком совпадении! В общем, трек мне понравился, и чувствуется, что вы по-прежнему придерживаетесь «старой школы». Расскажи, сколько времени ушло на запись пластинки?
- В 2015 году возник конфликт с Аббатом, и были долгие судебные разборки. Он хотел себе имя группы забрать, но дело в итоге проиграл, потому что основателем коллектива не являлся. В общем, где-то год мы писали альбом. Я имею в виду репетиции, препродакшн. К ноябрю 2016 года всё было готово, а в начале 2017-го мы отправились в студию. Хорг записал барабаны в январе. Вокал и гитары я записывал в Бергене. Мне нужно было ждать, пока мы отправимся в студию. К лету 2017-го у нас полностью всё было записано и готово, а потом работали над обложкой. Потом Петер сводил пластинку. Мы ему отправляли файлы, а он нам. Альбом всё откладывался и откладывался и должен был изначально выйти в начале этого года, но пришлось перенести дату релиза на 6 июля. Сочинили и записали мы его быстро, а вот ждать пришлось долго.

- А что с Аббатом?
- Мы с ним сочинили альбом, только он потом забрал все песни и материал и выпустил его как сольный. Пришлось писать заново.

- Да, я об этом читал. А почему вы снова выбрали Петера Тэгтгрена в качестве продюсера?
- А здесь и двух мнений быть не могло. Он знает нас и нашу группу, продюсирует наши альбомы с 1999 года. Он прекрасно знает, какого звучания мы хотим добиться, поэтому Петеру даже объяснять ничего не надо. Когда человек свой – работать гораздо проще. Да и музыкант он замечательный. Он понимает, как мы играем. К тому же, у него и свои группы есть, Hypocrisy и Pain. Мы отправили ему демо записи, и когда он услышал материал, был полон энтузиазма. Ещё предложил взять на себя партии бас-гитары. Я думаю, мы прекрасно друг друга понимаем. Мы с ним много говорили о том, как хотим звучать, и я говорил, что мы хотим вернуться к корням, но при этом звучать современно и мощно (смеётся). Мы говорили о том, как сильно я этого хотел. Я хотел раздвинуть границы своей игры на гитаре, выдать крутой альбом, качественный и актуальный. Мы голодны до новых песен. Давно ничего не выпускали, поэтому яро рвёмся в бой.

- Избежать современного звучания вряд ли сегодня кому-то удаётся.
- Да, конечно. Но прикол в том, что альбом записан на тех же усилителях, которые у нас были в 1993. Хотелось сделать более мощное звучание барабанов.

- Харальд, расскажи, как ты открыл для себя тяжелую музыку?
- О, мне было лет 9-10, наверное. И я услышал песню Rolling Stones ‘Satisfaction’. Может быть, даже восемь.. В 11 лет я приобрёл акустическую гитару и смог играть рок-н-ролльные песни. Затем увлёкся Black Sabbath, и Тони Айомми был моим первым кумиром. Мастером риффов (смеётся). Потом я открыл для себя тяжёлый металл – кучу всего, и Дио, и W.A.S.P., и Judas Priest, Iron Maiden. Я думаю, все с этого начинают. Эта музыка привела меня к трэшу и дэту. Потом я увлёкся андеграундом. Обменивался кассетами, демками. В 17 лет я уже играл в своей первой команде, сочинял песни. В 18 лет мы записали первую демку.

- Ты сейчас про группу Old Funeral говоришь?
- Ну, в Old Funeral я немного поиграл, а потом у меня была своя группа, Amputation (1988 1990). После чего я подумал: «Хочу сколотить настоящую крутую команду». Придумал название – Immortal, начал искать людей. Вышел на Аббата, он как раз играл в Old Funeral. И я спросил, не хочет ли он ко мне в группу, потому что наши с ним вкусы совпадали – нам нравились команды вроде Morbid Angel, Bathory. Мы хотели играть брутальную музыку. И всё началось с дэт-металла. Аббат был меня года на три младше. Я приходил к нему домой, включал какую-нибудь пластинку, и она нам обоим очень нравилась. Venom, Celtic Frost и Bathory были нашими любимыми командами, на которые мы равнялись. Они были для нас богами. Ну, а потом в 1991 году мы выпустили свой первый релиз на семидюймовом виниле, а следом за ним и первый альбом ‘Diabolical Fullmoon Mysticism’ (1992). В плане игры на гитаре на меня влияние оказали Celtic Frost и Bathory. Ну и хэви-металла чуть-чуть (смеётся)

- Скажи, а почему ты выбрал себе такой псевдоним? («Демоназ»).
- Ну, во-первых, я хотел, чтобы в группе была уникальная лирика, чтобы песни были о природе. А нас окружали леса, горы, снега, ледники, красивая природа. И мы в юности любили уходить в лес, вдыхать огонь, пить там виски, потом малевать «корпспейнт» на лице. И я придумал концепцию «Блаширка». Мрачного и черного как ворон холодного царства. Трон, куда слетаются вОроны. Это такое вымышленное место. Политика и религия меня никогда не интересовали. И я придумал персонажей: Демоназ, Аббат – это воины этого царства. Кстати, сначала я был «Аббатом» (смеётся), пару дней, а потом мы с Аббатом поменялись.

Продолжение читаем в Rockcor N5. Заказать журнал

  • 0
  • 269

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent



  • Политика конфеденциальности