Rockcor N3 (2022) – Hammerfall (короткая версия)


HAMMERFALL - одна из тех групп, к которой никак нельзя относиться равнодушно. Их можно ненавидеть или презирать, можно уважать или боготворить, но какието эмоции всегда будут. А значит, группа добилась своего, стала заметной и даже значимой, что воистину так. Еще 20 лет назад HAMMERFALL довольно быстро из новичков в мире тяжелой музыки переквалифицировались чуть ли не во флагманы мирового металла и с тех пор и не думали сбавлять обороты. Альбомы выпускались один за другим, концерт игрался за концертом, популярность росла и росла. Даже свалившаяся в 2020 году пандемия коронавируса не помешала группе появиться с новейшим альбомом “Hammer Of Dawn”, а стало быть, выйти победителем. Хороший повод пообщаться с вокалистом коллектива Йоакимом Кансом

- Приветствую. Итак, новый альбом Hammerfall “Hammer Of Dawn” выходит уже скоро. Расскажите, что в нем такого особенного? Каковы его сильные или, быть может, важные именно для вас стороны?
- Привет. Самым сложным было привести все в порядок. В том смысле, что... Так много всего происходило во время процесса сочинения альбома, его записи. Даже сейчас, когда надо выпустить альбом и играть концерты в его поддержку, что-то да происходит. Создаваться альбом начал уже тогда, когда я в феврале 2019 года записывал в Лос-Анджелесе партии вокала для альбома “Dominion”, а Оскар [Дроньяк, гитарист - прим. ред.] работал над новыми песнями. В Hammerfall образца сегодняшнего дня творческий процесс непрерывный. То есть мы не садимся в кружок и не думаем: так, нам нужно десять песен. Что это будут за песни? Это естественный процесс, и одно обязательно ведет к другому. Когда по прошествии первого года пандемии стало понятно, что она еще не закончилась, мы подумали: «Ладно, надо все как следует взвесить». Мы все еще надеялись, что у нас будет время доиграть концерты с материалом “Dominion”. Но когда стало понятно, что с момента выхода альбома и первых концертов в его поддержку до следующих концертов может пройти три года, то мы решили: «Черт, надо обязательно сделать что-то новое». Мы немного ускорились, чтобы доделать весь материал, чтобы было, что записывать. И это было не так просто, скажу я. Иногда ты просыпался утром и думал: «А зачем вообще сегодня подниматься? Разве есть, ради чего? Все-таки пандемия коронавируса, я могу делать, что захочу». Это и стало одной из причин, почему альбом получился именно таким, каким он в итоге и получился. Каждому из нас пришлось как следует порыться в своих творческих закромах, чтобы найти что-то действительно стоящее. Это наш двенадцатый альбом, и первое, о чем стоит спросить себя, когда берешься за новый материал, это не повторяешься ли ты? О, этот отрывок кажется знакомым. Но ты ли его написал или же ктото другой? И ты сидишь такой, сомневаешься, рвешь на себе волосы. Запись проходила довольно легко, разве что возникли сложности с вокалом, потому что меня не пускали в Штаты. Я вот уже 10 лет работаю с Джеймсом Майклом, продюсером наших вокальных партий. Но в итоге мне не разрешили въехать в страну. Пришлось искать выход, и я нашел Якоба Хансена в Дании и отправился к нему. Думаю, что самое особенное в нашем новом альбоме, это то, что, если ты его послушаешь, то услышишь и почувствуешь энергию жизни, исходящую от каждого музыканта группы. Думаю, все мы были в растерянности, когда сидели дома вдали от привычной нам сцены. Вся эта нерастраченная энергия и была вложена в альбом. В этом, я так думаю, и заключается самая сильная его сторона, которая и делает его особенным. Черт! Это очень живой студийный альбом!

- Сложно ли было в целом записывать альбом, учитывая, что вы живете в разных местах, а также все эти вопросы здоровья и безопасности и соблюдением дистанции и всего такого?
- В том, чтобы записывать барабаны, гитары и бас, не было большой проблемы. Все это было записано в личной студии Оскара, которая также является нашим местом для репетиций. Музыканты собирались вместе в студии, только те, кто был нужен. Когда записывались барабаны, в студии находились только барабанщик и Фредрик Нордстрем, наш продюсер. В остальных же случаях там находились только Оскар, Фредрик-продюсер, Фредрик-бас-гитарист [Ларссон прим. ред.] и Понтус [Норгрен - прим. ред.], наш второй гитарист, который выступал в качестве дополнительного продюсера альбома. И мы старались, чтобы все в студии было чисто, практически стерильно. Но, как я уже говорил, большой проблемой была запись вокала. Все было распланировано, забронировано и так далее, но нет. Пришлось придумать запасной план. Может быть, поэтому вокал на этом альбоме немного более мощный, чем обычно. Думаю, Якоб Хансен нашел хороший способ, чтобы я старался чуть больше. Например, мы записали все, что нужно. Да, мы записали все, что нужно, но давай запишем еще один дубль. Каждый раз - давай еще один. Когда ты все спел и уже расслабился, потому что знаешь, что все записано, но все равно делаешь дополнительный дубль, он всегда получался немного лучше остального. Я никогда не видел проблемы в том, что мы жили в разных городах. Единственной проблемой было то, что мы не знали, когда выпускать альбом, потому что у нас были планы на туры. И внезапно у нас появилась еще одна проблема со сроками выхода альбома – из-за заводов по производству пластинок.

- Ах, да! Я слышал о постоянных задержках с производством пластинок по всему миру.
- Таким образом, чтобы иметь на руках пластинки в день выхода альбома, нужно было заказывать их за полгода! Шесть месяцев? Черт, да нам пора торопиться! Потому что мы думали, что у нас достаточно времени, а его оказалось гораздо меньше из-за всех этих проблем с логистикой. Думаю, у всех заводов по производству винила сейчас много проблем.

- Итак, как ваша группа справилась и пережила эту пандемию? Я слышал, что Швеция пошла своим путем, что касалось борьбы с коронавирусом. Чем вы жили эти два года? Ну кроме того, что не играли концерты.
- Я думаю, что именно это и разбивало наши сердца больше всего. Когда ты не можешь отправиться в тур, не можешь сыграть на фестивале или поехать куда-то. Но у нас в Швеции вся эта ситуация была проще, чем в других странах, потому что нам всегда разрешали что-то делать. Ничего не закрывалось, рестораны работали, ты просто не мог посетить концерт. Ну, в каком-то смысле их можно было проводить, но это было один раз для пятидесяти человек, потом для сотни и потом снова для пятидесяти. У нас не было локдауна как такового, но, возможно, и стоило бы его провести. Закрыть все на две недели и посмотреть, что из этого бы вышло. Но вообще нам повезло. В смысле нам, Hammerfall, а еще и нашим соотечественникам из Sabaton. Вот этим двум группам действительно повезло. Сначала мы вместе отыграли тур по Северной Америке в конце 2019 года, а затем нам обоим удалось отыграть полноценные европейские туры прямо перед пандемией. И первые полгода для нас были как отпуск, потому что мы действительно устали. Но потом все изменилось. О, надо придумывать какие-то планы, но мы не можем, потому что пришлось отменить один тур, потом второй, потом третий. И все это в итоге тебя подкашивало, ты просыпался утром и не понимал, а, в общем-то, зачем вообще сегодня вставать с кровати? Приходилось поддерживать психологическое здоровье на должном уровне - читать книги, бегать, держать себя в форме. Чтобы, как только мир снова бы открылся, ты уже был готов что-то делать.


Продолжение читаем в Rockcor N3 (2022). Заказать журнал

  • 0
  • 571

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение