Rockcor N4 (2022) - Vivaldi Metal Project - “МУЗЫКА ДОЛЖНА ОБЪЕДИНЯТЬ” (короткая версия)


VIVALDI METAL PROJECT – масштабный проект, в котором сливаются воедино классическая музыка и металл, причём “масштабный” здесь – не просто громкое слово. VMP с самого начала производил впечатление своим размахом: дебютный альбом “The Four Seasons”, вышедший в 2016-м, предлагал слушателю 14 треков, в создании которых приняли участие более 130 человек; второй же, “EpiClassica”, с красивой датой релиза 22.2.22 стал ещё более грандиозным и разноплановым. Конечно, мы повидали много различных “allstar” проектов, супер-групп и тому подобного, но VIVALDI METAL PROJECT – это уникальное явление. Мы пообщались с двумя участниками данного коллектива… А потом ещё с двумя, и в результате получилось два интервью: одно – с вокалисткой Николеттой Роселлини и скрипачкой Абигайль Штальшмидт; второе - с основателем, главной движущей силой проекта, клавишником и композитором Мистерией, и вокалисткой Ценой, являющейся частью VMP ещё со времён дебютной записи.

- Мистерия, Цена, рад вас видеть и слышать! Где вы сейчас находитесь?
[Цена]: Добрый день, приятно познакомиться! Я в Болгарии.
[Мистерия]: Привет! А я сейчас в Хорватии – в Загребе.

- Нам нужно много чего обсудить, и самое главное – это, конечно, новый релиз Vivaldi Metal Project “EpiClassica”, но сперва поговорим о другом – о вашем музыкальном прошлом. Цена, давай начнём с тебя. Как ты пришла к музыке?
[Ц]: Я начала учиться игре на скрипке в 5 лет, но из-за некоторых проблем со здоровьем мне пришлось отказаться от этого прекрасного инструмента. Тем не менее это навсегда связало мою жизнь с классической музыкой, я с уверенностью могу сказать, что она в моей крови. К 13 годам я доросла и до другой музыки: тогда я создала свою первую дэт-металлическую группу, а затем как-то плавно перешла на прогрессив-рок/металл. Ещё через некоторое время, где-то за 3-4 года до того, как я познакомилась с Джузеппе [прим. автора: настоящее имя Мистерии - Джузеппе Ямпьери] и Vivaldi Metal Project, у меня появился свой проект, связанный с классической музыкой, только это была некая противоположность VMP: в нашем случае классические музыканты делали металл-аранжировки, используя филармонический подход. Маэстро Мистерия делает наоборот. Я мечтала попасть в такой проект, как Vivaldi Metal Project, и когда Мистерия пригласил меня, я словно оказалась дома.

- А какие группы оказали на тебя влияние?
[Ц]: Dream Theatre, Queensryche, Blind Guardian, Manowar… Nightwish, конечно. Death. Да и много кто ещё.

- Кстати, интересно было бы узнать, что собой представляет болгарская рок-сцена?
[Ц]: С этим всё сложно, в Болгарии явно не хватает металла. Не из-за того, что здесь мало талантливых музыкантов, – они есть, - а из-за общей, крайне депрессивной ситуации в стране. Чтобы здесь выжить, нужно либо работать, либо делать что-то ещё (но не музыку). Даже у очень талантливых музыкантов обычно просто не хватает сил на то, чтобы заниматься чем-то [кроме работы].
[М]: Позвольте мне высказать одну мысль по теме: у нас огромная фан-база в Болгарии, мы проводили там отличные концерты, особенно запомнились самые первые: мировая премьера нашего живого проекта в 2018-м состоялась именно там. Пловдивский античный театр, где всё происходило, это - очень эпичное место, о лучшем я и мечтать не мог! [прим. автора: занятно, что через пару лет в этом же античном театре в разгар пандемии выступят U.D.O. – тот концерт будет выпущен под названием “Live in Bulgaria 2020 - Pandemic Survival Show”] Так что да – хоть ситуация в стране и сложная, но люди там очень любят музыку.
[Ц]: Совершенно верно.

- Знаете, это немного напоминает ситуацию с музыкой и музыкантами в России.
[Ц]: Да, думаю, я понимаю. Если бы только у нас всех была возможность заниматься музыкой или живописью, или любым другим искусством…

- Цена, Vivaldi Metal Project – не единственное твоё сотрудничество с Мистерией. К примеру, в январе этого года вы выпустили акустическую версию песни Nightwish – “Our Decades In The Sun”. Какая история стоит за этим кавером?
[Ц]: История, к сожалению, не очень приятная. Год назад я потеряла обоих родителей с разницей в 5 дней. Каким-то образом они решили покинуть этот мир вместе. Это произошло прямо перед Рождеством, и для меня это было крайне тяжело – я не была готова вот так потерять их обоих. И первый раз я попробовала записать “Our Decades In The Sun” через 40 дней после того, как всё случилось, я хотела сделать это для них. Но не смогла. Каждый раз, когда я начинала петь, у меня текли слёзы и как будто кто-то сжимал мне горло. Через год я вернулась к записи, и, хотя опять была близка к неудаче, как-то всё-таки я это сделала. Эта песня для них, и я знаю, что они её услышали.

- Понимаю, это совершенно особое посвящение. Кстати, говоря о посвящениях родителям: Мистерия, в 2020 году ты выпустил сольный альбом, и в буклете приведены твои слова: “Этот альбом посвящен моим родителям, которые посвятили свою жизнь тому, чтобы воплотить мои мечты в реальность”. В чём же заключается вклад твоих родителей?
[М]: Ну, это просто: они подарили мне жизнь, они познакомили меня с музыкой и всегда поддерживали моё занятие - это была одна из их мечт. Я назвал тот альбом “Dreams” (мечты), и для меня было очень естественно посвятить его им: он как бы и про них, и про меня это некая плоскость, в которой мы пересекаемся, поскольку наши общие мечты сбылись. Звучит просто, но значение этого всего достаточно глубокое, причём это касается и моей личной жизни, и карьеры.

- А как ты в итоге оказался там, где оказался? Ты ведь с максимальным баллом окончил музыкальную консерваторию, причём по направлению “Орган и органная композиция”. Что же привело тебя в мир поп- и рок-музыки?
[М]: На самом деле, это тоже произошло естественно. Да, я начинал с классической музыки и изучал её, по сути, 15 первых лет жизни, после чего я начал узнавать отличных рок-музыкантов – кого-то открывал для себя сам, случайно, с кем-то меня знакомили старшие товарищи. Например, с творчеством Джона Лорда, с Deep Purple. А в какой-то момент я услышал альбом Ингви Малмстина “Trilogy” – это был один из моих первых металл-альбомов. С того момента я всегда стремился совместить эти два мира - классику с роком и металлом. Да даже и с поп-музыкой. В то время поп стал достаточно важной частью моей жизни, благодаря ей я мог обеспечить себе учёбу. Я состоял в Ассоциации Итальянских Исполнителей - работал там с некоторыми итальянскими артистами. Это была прекрасная работа. Мне вообще нравятся многие жанры, лишь бы сама музыка была сделана действительно хорошо; я думаю, главное – делать всё настолько профессиональным, насколько можешь.

- За свою карьеру ты в той или иной роли принял участие в работе над более чем 80 альбомами в разных жанрах… Но мне тут попалась одна твоя интересная цитата: “Я никогда не играл джаз и скорее всего этого никогда не случится”. Что же не так с джазом?
[М]: (смеётся) Да, наверное, это единственная вещь, в которой я могу быть уверен на все сто. Я считаю, что у каждого человека, у каждого музыканта, кроме, наверное, абсолютных гениев, есть свой, вполне конкретный, путь в жизни. Я люблю джаз, у меня есть сотни альбомов Чика Кориа, Кита Джарретта, Оскара Питерсона, Джона Скофилда… И старый джаз тоже люблю: Фрэнка Синатру, Эллу Фицджеральд и так далее. Я люблю джаз как слушатель, но это не моя тема как музыканта, я не могу играть его. Я могу разве что добавить к своей музыке какие- то джазовые гармонии, какие-то нюансы аранжировок - но это лишь в студии.

- Цена, а ты что думаешь насчёт джаза?
[Ц]: Я несколько лет исполняла джаз, и я очень люблю его. Я считаю единственную и неповторимую Арету Франклин своей учительницей, я очень многому научилась у неё. Вообще, у меня нет кумиров, но про неё, пожалуй, так можно сказать. В моём родном городке был очень хороший джаз-клуб, там я выступала с очень классными болгарскими музыкантами, и для меня это было неописуемое удовольствие. Импровизация всегда была самой захватывающей частью выступления: когда мы играли, мы словно разговаривали, даже шутили друг с другом, используя ноты. Это другая я. А вообще, как и Мистерия я люблю все жанры: и поп, и джаз, и всё остальное, но есть одно исключение: я совершенно не люблю стиль чалга. Это болгарский жанр, представляющий собой смесь восточной музыки и низкосортной, деградировавшей лирики. Что ещё характерно – исполнители на сцене обычно не особо одеты… Вот что такое чалга (смеётся). Не считая этого, я люблю все музыкальные стили, особенно – металл. И больше всего мне нравится сочетания металла с классикой, поскольку для меня между ними нет разницы. Я всегда говорила, что если бы Моцарт, Бетховен и Вивальди могли использовать современные инструменты и оборудование, они бы их использовали на полную. Атмосфера, чувство музыки – они одинаковы для классики и для металла. Поэтому для меня Vivaldi Metal Project – это что то очень близкое.

Продолжение читаем в Rockcor N4 (2022). Заказать журнал

  • 0
  • 56 192

Добавить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent


  • 16+
    Политика конфеденциальности
    Пользовательское соглашение